Главная - Статьи - Секс рассказ мамы как она сосала своему ребенку

Секс рассказ мамы как она сосала своему ребенку


Анечка — рассказ о чужой дочке


Поделиться на FacebookПоделиться в ВКПоделиться в ОКПоделиться в Twitter Девочка сидела на лавочке и скучала. У нее были темно-каштановые волосы и большие серые глаза. Я с упоением наблюдала за ней, а потом не выдержала и тихонько подсела рядом: — Привет! Ты чего скучаешь? — Я не скучаю, я мечтаю… — ответила малышка.

— А почему с ребятами не играешь? – спросила я. — Они не хотят со мной дружить. Говорят, что я зазнайка. А на самом деле я просто не хочу делать никакие шалости, на которые они меня подбивают.

— А что ты любишь? – девочка с каждой минутой нравилась мне все больше. — Читать очень люблю. Но я здесь уже все книги перечитала, а новых никто не привозит.

— Я тебе принесу книжек. О чем ты любишь читать? – уточнила я. — Про принцесс и рыцарей.

– оживилась девочка. Я была десять лет замужем. Жили мы очень хорошо, не ссорились и всегда поддерживали друг друга.

Муж мой был хорошим и трудолюбивым человеком, но Бог не дал нам детей. И лечилась я, и по церквям ездила… Все без результата!

Постепенно мы начали отдаляться. Все чаще возникали ссоры и конфликты. И вот в один прекрасный момент мой муж сказал, что уходит от меня в другую семью.

Его новая пассия была беременна и скоро должна была родить. Мне было очень больно, но я с пониманием отнеслась к возникшей ситуации.

Чего мне нужно было ожидать? Что здоровый самодостаточный мужчина просто так распрощается с возможностью заиметь наследников?

Я отпустила его без скандалов и ссор, быстро подписала все документы и не держала зла. Через несколько месяцев у бывшего мужа родилась двойня. Я позвонила ему и поздравила его новую семью с пополнением.

Он в который раз попросил прощения, а его теперешняя жена сказала, что очень сожалеет, что так получилось.

Часто я пересматривала социальные сети и любовалась их совместными фотографиями. Один раз меня застала за подобным занятием близкая подруга. Когда она увидела, как я коротаю свои одинокие вечера, то закатила настоящий скандал.

— Ты что вообще обалдела? Иди еще в няньки к ним запишись! Тебе своего ребеночка пора, а не за чужими подглядывать!

– Лора была категорична. — А где же мне «своего» взять, если родить не получается?

– огрызнулась я, подумав, что стать нянькой для детей бывшего мужа совсем не плохая идея. — Знаешь, сколько хороших деток остаются без родителей! Пока не работала в детдоме, не знала об этом.

Приходи и выбирай любого! Лора полгода назад устроилась психологом в детский дом. Работа была не из легких, но девушка отлично справлялась со своими обязанностями. Именно она мне и рассказала о темноволосой Анечке, с которой мы общались несколько дней назад.

Малышке было пять лет, родители еще те интеллигенты. Очень скрупулезно занимались ребенком. Их счастливая жизнь оборвалась в одну минуту… Аня чудом выжила в аварии, которая забрала у нее сразу двоих родителей, но получила множество травм.

Постепенно ее здоровье стабилизировалось, но память о них так и не вернулась. Родственников у девочки не было – попало прямиком в детский дом.

Я зашла в книжный магазин и скупила половину прилавка.

Девочка снилась мне каждую ночь.

Я понимала, что уже прикипела к ребенку всей душой. — Мама, ты чего так долго? – укоризненно спросила малышка.

– Ведь ты моя мама, я сразу же это почувствовала. После таких слов мои глаза наполнились слезами, и я начала делать все возможное, чтобы забрать ребенка из казенного дома. Мои родители полностью меня поддержали.

Подруга делала все зависящее от нее, чтобы максимально ускорить бумажную волокиту.

Я буквально считала последние дни пребывания Ани в детском доме, когда все мои стремления были беспощадно изувечены. Меня вызвала к себе толстая директриса и недовольно сказала: — Вы ведь без мужа? Я не могу отдать ребенка в неполную семью!

Да еще и пережившего такую трагедию… — Но ведь я хорошо зарабатываю!

Мне родители будут помогать! Я уже и детскую оборудовала, и вещи купила… — Это конечно очень хорошо, но существуют определенные правила! — Значит, если бы у меня был муж, вы бы смогли отдать мне Анечку.

— Да! Я всю дорогу плакала. Не представляла, как смогу смотреть в глаза ребенку, который при каждой встрече спрашивал, когда я заберу ее домой.

Абсолютно обессиленной я опустилась на лавочку возле подъезда и глубоко задумалась. В таком состоянии меня нашел сосед Сережа. — Рита, ты чего? Что с глазами?

Почему ты плачешь? – спросил он. Я рассказала всю свою историю. Начиная бывшим мужем и заканчивая дурацкими законами по усыновлению.

Сережа не перебивал, а только кивал в нужных местах.

— Не плачь! Утро вечера мудренее! – ответил он и повел меня домой.

Родителей тоже очень опечалили новости, которые я принесла из детдома. Ночь прошла беспокойно. Под утро меня разбудил звонок.

Кто-то настойчиво трезвонил мне в дверь. Как оказалось, это был Сережа. — Рит, выслушай меня! Мне очень хочется тебе помочь!

Ты заслуживаешь счастья! Выходи за меня замуж! Я опешила от подобного предложения. Ведь мне же не шестнадцать лет, чтобы бросаться к первому встречному.

Но Сережа прекрасно понял мое замешательство и уточнил: — Я не предлагаю тебе настоящий брак.

Давай заключим его фиктивно. У тебя появится долгожданная дочь, а я буду очень рад, что помог любимой соседке. Родители тоже проснулись и вышли в прихожую. Они подхватили идею Сергея и расхвалили ее на «ура».

Немного подумав и я сдалась… Уже через две недели мы забирали Анюту домой.

— Мам, а это наш папа? – спросила моя дочка.

— Нет! – опередил меня Сережа, — Но я очень хочу им стать для тебя. Жизнь потекла в привычном русле.

Я просто кайфовала от роли мамы, а Сережа все чаще засиживался у нас. Мало того, он регулярно помогал мне деньгами, приносил продукты и покупал игрушки Анечке.

В один прекрасный момент я поняла, что испытываю к мужчине нечто большее, чем банальную дружбу. Да и он перестал скрывать свои чувства. — Я тебя люблю! Давай еще и мальчика усыновим!

– сказал он наконец, с улыбкой добавив, — Замуж за меня выходить не предлагаю.

Мы и так с тобой расписаны! Так и зажили мы одной большой счастливой семьей. Мальчик в нашу семью пришел через полгода, после предложения Сережи. А еще через полгода я узнала, что беременна.

Теперь у нас именно такая семья, о которой я всегда мечтала!

Источник: Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓ Поделиться на FacebookПоделиться в ВКПоделиться в ОКПоделиться в Twitter

Любимый сыночек.

Я была зла. Так зла, что больше не хотелось возвращаться в этот угол к этой квартире.

Я развернулась и пошла домой, даже забыв, что у старухи есть «противоположные соседи». Сейчас меня это волновало меньше всего, в голове стояли только противный голос и миллион морщин. «Чтоб ты сдохла! » — буркнула я под нос. Когда я уже почти завернула за угол, меня окрикнул мягкий женский голос: — Девушка, простите.
Когда я уже почти завернула за угол, меня окрикнул мягкий женский голос: — Девушка, простите. Я повернулась на голос и увидела в дверном проеме возле двери обитой кожзамом молодую девушку.

Злость сменилась на милость, и я ответила: — Да? — Вы, должно быть, наша новая соседка?

— спросила она. — Да, -ответила я. — Я слышала, как вас старуха обласкала, — она улыбнулась.

Я тоже улыбнулась и сказала: — Да уж, неприятное знакомство получилось, — и смутилась. — Ничего… Зайдете на чай? — предложила она.

Так мы и познакомились, её звали Ольга, у неё был сын — ровесник моего, и не было мужа. Мы часто ходили друг другу в гости, наши дети играли в «разбойников», пока мы за кружкой чая мыли кости очередной бедняжки. Её сын не ходил в сад, он находился на домашнем обучении, которое, впрочем, никак не повлияло на его развитие.

На вопрос о том, на какие средства они живут, если она не работает, а мужа нет, она ответила, что ей помогает её папа, который не последний человек в этом городе. Вопрос был снят. Как-то раз, когда мой сын приболел и в сад не пошел, я попросила Олю присмотреть за ним, пока я сбегаю в аптеку и магазин.

Она с радостью согласилась. Я отвела его к ней в квартиру, даже не думая, что он может заразить её сына, и пошла по магазинам. Вернувшись домой, я положила сумки и пошла к Ольге.

По пути я думала, что зря я отвела сына к ним в квартиру, лучше бы она посидела с ним у нас дома 20 минут, чем я буду чувствовать потом себя виноватой, если её сын заболеет. Но всё чувство вины прошло, когда я постучала Ольге, но мне никто не открыл. Я стучала снова и снова, звала Ольгу и сына по имени, но безрезультатно.

Никого не было. В голове роились десятки идей и вариантов, куда они могли деться и что случилось.

«Папина дочка» Рассказ

— Папа, пойдем на горку!

— щебетала восьмилетняя Женя. — И правда, чего дома сидеть?

Пойдем! — подмигнул Константин. — Только одевайся теплее, мороз на дворе лютует! — предупредил отец. По-быстрому одевшись, Костя с Женей, взяли санки и вышли из дома.

Во дворе скрипнула калитка — это Галя возвращалась домой. Девочка поморщилась недовольно.

«Сейчас начнется! Жаль, не успели вовремя уйти» — буркнула девчушка под нос. — Куда это мы собрались?! — громко спросила Галина. — Мамочка, мы на горку. — Ты уроки сделала?

— продолжала мать. — Сейчас ведь каникулы, — объяснила девочка. — У тебя всегда каникулы! Как и у папаши твоего, бестолкового. Будешь такой же бездарью, как и он!

— Галя, не начинай при ребенке, — тихо сказал Костя. — Я еще не начинала! — пригрозила супруга.

Константин взял дочь за руку и поспешил выйти со двора. Настроение у обоих было испорчено, поэтому на горку шли молча.

Увидев кучу детворы, Женя оживилась, засмеялась, и побежала впереди отца.

Вдоволь нагулявшись, Женя с папой, решили возвращаться домой. Чем ближе подходили к дому, тем больше грустнее становилась девочка.

— Папа, почему мама все время ругается на нас?

— неожиданно спросила она. — Не знаю, — сдвинул плечами мужчина.

— Она хорошая у нас, просто, нервная немного. — Но ведь ты сильнее нашей мамы, значит, она должна слушать тебя, — не унималась Женя. Женя была права. Константин, был крепким, высоким мужчиной. Со стороны, складывалось впечатление, что он твердый, уверенный в себе человек. Но это было далеко не так. Костя на самом деле был добряком.
Но это было далеко не так. Костя на самом деле был добряком. Этим и пользовалась его супруга.

— Понимаешь, дочка. Моя сила — не дает права, применять ее на более слабых людях, а тем более на женщинах.

Мужчине сила нужна для того, чтобы защищать свою семью, а не обижать. — Ясно, — вздохнула Женька. — Папа, а дядя Петя женится на моей маме?

— Что?! Почему он должен жениться на ней? Наша мама уже замужем. У нее есть муж!

— Просто, они обнимались как-то. Я и подумала, может он хочет себе такую жену.

Мы бы с тобой очень хорошо жили.

Ты любишь меня, никогда не кричишь… Костя ничего не ответил дочери. Мужчина нахмурился и всю дорогу молчал. Женя, всю ночь ворочалась. Родители разговаривали на повышенных тонах, не давая спокойно спать.

Девочка слышала, что они ругаются из-за дяди Пети. Утром, Женя проснулась позже обычного. Девочка вошла на кухню и увидела, что мать возится с тестом.

— Ух ты! Пирожки будут! — радостно захлопала в ладоши. — Я с яблоками хочу, а папе, с маком не забудь сделать.

— Иди умойся, и убирай в доме! Нет, твоего любимого папочки. И больше не будет! Пошевеливайся, у нас гости будут, — рявкнула Галя.

— Кто к нам придет? — поинтересовалась Женя. — И где папа? Мы с ним на горку собирались сегодня, — захныкала девочка.

— Дядя Петя, придет. Женя, ты уже довольно взрослая, должна понять меня.

Я не люблю твоего папу, поэтому, мы разводимся. — Куда он ушел? Почему без меня?

— заплакала Женька. — Домой к себе ушел, к бабе Вере и деду Ване.

Не реви! У меня и так голова раскалывается! Женя сгорбилась, и пошла к себе.

Оставшись одна, девочка дала волю слезам.

«Почему я так долго спала? Так бы с папой ушла» — корила себя.

Вспомнив, о мамином поручении, девочка бросилась убирать дом, чтобы не злить мать. После обеда, в гости пришел дядя Петя.

Девочка очень не любила этого наглого, противного дядьку. Закрывшись у себя в комнате, Женя снова заплакала. — Хорошо сейчас папе. Он у бабули с дедулей.

У них там спокойно и весело, не то, что здесь, — тихо прошептала Женя.

В следующую секунду, девочке пришла в голову отличная идея. «Я ведь знаю дорогу к бабушке, идти совсем не долго, все время по тропинке. Нужно пройти лес, и сразу появится бабушкина деревня.

Если папа не взял меня с собой, то я сама приду» — решила она.

Женя наспех оделась, и вышла в сени. На улице смеркалось, девочка спешила, чтобы добраться засветло к соседней деревне.

— Мам, я гулять! — крикнула неуверенно. Из кухни доносилась музыка и смех.

Женя не поняла, услышала ее мать или нет, но ответа не последовало. Постояв пару минут, девочка открыла дверь и вышла во двор. В лицо подул обжигающий, морозный ветер.

Начиналась снежная буря… Женя немного не рассчитала со временем. Пройдя половину пути, девочка заметила, что на улице стремительно темнеет.

«Ничего страшного, главное, идти по лесной дороге, и не сбиться с пути»

— успокаивала себя.

Благо, что дорога была разъезжена, а снег, только начал идти. Вскоре совсем стемнело. Женя уже почти бежала. В темном лесу было очень жутко, повсюду слышался зловещий шорох.

Зацепившись за кустарник, девочка потеряла варежку, но решила не останавливаться и продолжать путь без нее.

На небе показался месяц, стало немного светлее. Лесную тропинку освещала яркая луна. Наконец-то, Женька, добралась до цели.

Подойдя к родному окошку, девочка увидела папу и бабушку.

Они пили чай, и о чем-то оживленно беседовали. Постучав в окно, Женя побежала к двери. — Кто там, в такую погоду? — услышала голос деда.

— Дедуля, открывай! — засмеялась девочка. — Женька! Вот так сюрприз! Баба Вера с папкой обрадуются! — произнес старик, обнимая внучку.

— А мамка где? — Дома. Потом расскажу!

Только согреюсь чуть-чуть. Ручка сильно замерзла.

— Беги в дом, золотце. Беги… Галина, явилась почти через сутки.

Женя игралась с котенком на печке, уплетая за обе щеки пирожок.

Услышав голос матери, девочка вздрогнула и затихла.

— Не бойся, милая. Тебя никто не отдаст матери, — произнесла баба Вера, задергивая шторку. — Костя! Сидишь? Греешься у печки? Между прочим, у тебя дочь пропала! — завелась с порога Галина. — Здравствуй, невестушка! Что значит, пропала? Разве ребенок не с матерью был? — вмешалась Вера Ильинична. — Со мной конечно… Я пошла обед готовить, а ее и след простыл.

— вмешалась Вера Ильинична. — Со мной конечно… Я пошла обед готовить, а ее и след простыл. Ну, получит она у меня! — пригрозила женщина. — Галя, ты даже не в курсе, что Женя не ночевала дома?

— поднялся Костя. — Знаешь, я никогда не подымал на тебя руку, но чувствую, придется отступить от своих принципов! — рассердился не на шутку мужчина. — Я при чем здесь? Твоя дочь!

Это ты ее так воспитал! — приняла оборону Галину.

— Правильно! Моя дочь! Именно поэтому, она со мной! Уходи, не доводи до греха! — Галя, у нас пол деревни свидетелей, которые видели, как ребенок бежал среди ночи от тебя.

Лучше, по хорошему откажись от Жени, все равно, ее с Костей оставят. Зачем тебе позориться? Ступай домой, Женя у нас останется, — произнесла спокойно баба Вера.

— Баба с возу! Воспитывайте! — крикнула Галя, и развернувшись, хлопнула дверью.

Костя с матерью переглянулись и улыбнулись. Они предполагали, что Галя оставит Женю, но не думали, что так быстро и легко. — Папуля! Я буду с тобой жить?

— тихо спросила Женя. — Со мной! Конечно со мной! — Костя подхватил дочурку, и закружил в воздухе. Галина остановилась у окна. Она слышала, как из дома доносился радостный смех дочки.

« Ну и пусть! У меня все равно новая жизнь начинается. Женька может запросто все испортить!

» — рассудила женщина. © Милана Лебедьева ЧТОБЫ ВИДЕТЬ ВСЕ ИСТОРИИ мало поставить «Нравится» странице. Facebook следит, ставите ли вы лайки, делаете репосты и оставляете ли комментарии к анонсам публикаций в ленте. Поделиться на Facebook

ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: Пионерская Лолита (повести и рассказы)

Борис Носик ПИОНЕРСКАЯ ЛОЛИТА (повести и рассказы) Пионерская Лолита И.

О. с любовью Пионерские тексты, встречающиеся в этой повести, собраны кафедрой педагогики и комитетом ВЛКСМ столичного пединститута имени Ленина и опубликованы ими в

«Сборнике методических и практических материалов: Студент — вожатый отряда в пионерском лагере»

(составители Гончаров, Николаев, Пантелеева, Кузьмин, отв.

ред. Каспина В. А.), Москва, 1969 г., часть 2.

Автор приносит благодарность коллективу кафедры и комитету ВЛКСМ, сделавшим достоянием читающей массы эти ценные тексты, служившие доныне лишь узкому кругу пионеров и педагогов. В сущности, эта поездка в лагерь была для библиографа Тоскина спасением — иначе он с неизбежностью угодил бы под сокращение штатов.

Впрочем, может быть, спасением лишь временным, потому что сокращение грозило продолжиться осенью. Да и кому, честно говоря, нужны все эти библиографические кабинеты, если книг становится с каждым годом все меньше? Впрямую Тоскину о сокращении еще ничего не говорили, так что, объясняясь с собой, он мог придумывать какие угодно мотивировки, почему он согласился сюда поехать.

Он согласился, скажем, потому, что ему надоело торчать в городе и представилась наконец возможность провести лето в деревне.

Он согласился, потому что любит детей, — и это чистая правда.

Он согласился, потому что в душе он — просветитель, а тут ему представляется возможность просвещать юные души, сеять разумное, доброе, прочее.

Он согласился, наконец, потому, что не знал, как отказаться, когда предлагает начальство, как вообще отказывают начальству. Еще он согласился, потому что, как все библиографы и критики, считал себя в душе немножко писателем. Задавая себе вопрос, какой он писатель (в душе), он отвечал (себе же), что, скорее всего, он писатель детский, так что для него естественным был этот выход к материалу, тематике, детской аудитории.

Так или иначе, Тоскин дал согласие и был откомандирован педагогом в пионерский лагерь, обслуживающий КБ некоего ББ, закрытого предприятия, связанного с их бибкабинетом какими-то шефско- профсоюзными и комсомольско-партийными узами (о последних Тоскин знал совсем уж мало, поскольку был беспартийным и давно вышел из комсомола, так что, если бы не все приведенные выше резоны, он мог бы от такого летнего времяпрепровождения спокойно отказаться). И все же, что ни говори, это было приключение, и он был теперь доволен, что согласился, даже сегодня не сожалел, в день выезда, день умопомрачительной суеты, когда вдруг показалось, что детей слишком много, что они слишком неорганизованны и что организовать их просто не представляется возможным. «Сэ тро», как выразилась худенькая пионервожатая Вера Чуркина.

«Это уже слишком». Она сказала это по-французски, потому что была студенткой французского факультета, без пяти минут учительницей, и Тоскину, который французский язык (как и другие европейские языки) знал весьма умеренно, это «сэ тро» показалось более выразительным, чем русское «это уже слишком»: приятен был также тот факт, что незаметно — миловидная Вера произнесла это вполголоса, лично для него — наметился таким образом некий интеллектуальный контакт, ибо французский язык сам по себе был уже признаком образованности, если не целым образованием. Утешительно для Тоскина было и то, что не он один ощущал растерянность среди нынешнего столпотворения, а эта милая Вера тоже.

Разглядев ее внимательней, Тоскин нашел, что она прекрасно сложена и очень мила (для Тоскина составлял предмет постоянного удивления и даже повышенного патриотизма тот факт, что при внимательном рассмотрении столь многие русские женщины содержат в себе нечто весьма привлекательное и достойное всяческого внимания). Справедливости ради Тоскин отметил про себя и тот факт, что они с Верой могли предаваться своей растерянности именно потому, что нашлись люди, которые в этой неразберихе и многолюдье чувствовали себя, как рыба в воде, — признанные полководцы и вожаки несовершеннолетней массы.

Таков был отставной майор, начальник лагеря.

И таков был старший вожатый Слава, атлетически сложенный, с правильными чертами лица и отлично поставленным голосом, словно бы специально созданным природой для таких вот случаев или детских профсоюзных елок где-нибудь во Дворце спорта.

Славе удалось согнать эту массу в отряды, а потом разогнать ее по соответствующим автобусам, отделив от самых приставучих из родителей, которые устроили из этого события нечто вроде надрывных солдатских проводов. Позднее, уже на территории лагеря, Слава так же успешно сгонял и разгонял эту массу детей, пока наконец каждый из них не получил свое место в отряде, в спальне, в умывальной, в столовой и даже в уборной.

Только тогда, отправив детей на мертвый час, руководители смогли наконец оглядеться, перевести дух и собраться (с некоторым даже чувством одержанной победы) на первую летучку-планерку в кабинете начальника лагеря. Сидя за столом совещаний, Тоскин впервые рассматривал изблизи своих коллег… Вот жизнерадостная воспитательница Валентина Кузьминична, в зимнюю непогодь учительница русского языка где-то в глуши московских новостроек, женщина с могучим крупом и набело перекрашенными волосами. Вот вожатый Валера, который, конечно, не дотягивает до Славиного совершенства, но, без сомнения, к нему стремится.

Вот старшая повариха, женщина с очень большой грудью и профессионально румяным лицом.

Вот физкультурник, молчаливый сухопарый человек с лицом, изможденным бессмысленными физическими упражнениями. И наконец, вожатая Вера Чуркина — она застенчиво примостилась на краю стола, приготовив карандаш, чтоб записывать мысли начальника. Начальник был весел и преисполнен энергии.

Тоскин подумал, что он, может быть, после долгого перерыва получил наконец в свое распоряжение руководимые массы и мог предаваться привычному делу руководства. Во всяком случае, он начал свою речь со вкусом и с удовольствием: — Итак, товарищи педагоги, — я всех вас называю педагоги, потому что партия всем нам доверила большое воспитательное дело, — итак, начнем, пожалуй, как говорил наш командир полка. Надо всем и каждому составить план работы и вручить его завтра или послезавтра в шестнадцать ноль-ноль Славику… — Слава серьезно кивнул.

— И с ходу начнем развернутую подготовку к открытию лагеря. К нам могут приехать товарищи из завкома или даже из райкома. И во главе угла, товарищи, надо нашему новому лагерю дать свое наименование, потому что лагерь без наименования — это… — Начальник задумался.

— Это как офицер без звания, вот как.

Школьный отдел райкома предложил назвать лагерь именем пионера Руслана Карабасова — у них есть список, предусматривающий, чтоб все лагеря района не называть одинаковым названием — «Космос» или, скажем, «Ракета». Какие будут предложения, товарищи педагоги? — В порядке справки, — сказал Слава, — Руслан Карабасов — это был маленький герой и мститель во время Великой Отечественной войны.

— Так и назвать «Пионерский лагерь имени пионера-героя Руслана», и дальше даже по отечеству и фамилии, — предложила Валентина Кузьминична.

— Очень длинно, — сказал Слава, — мне художнику заказывать материи не хватит.

— Может, «Маленький герой», романтика чтоб была, — предложил Валера, и тут все посмотрели на Тоскина, потому что он был в некотором роде литератор, во всяком случае, работал в каком-то там гуманитарном кабинете, где маленькая зарплата. — Да вот так и назвать, — сказал Тоскин с небрежностью человека, получающего маленькую зарплату, — «Маленький герой».

Или как вы еще сказали, Слава, кто он был?

Дочки-матери

С Жени стащили одеяло, отобрали подушку и стали заматывать его в простынь, на которой он лежал. Девочки были значительно старше и вдвоем легко сломили Женино сопротивление.

Он кричал: «Не надо. Я больше не буду.

Отпустите». Но у девчонок в глазах загорелся азарт, и они в несколько минут закончили пеленание в простынь. Женя пытался извиваться. И подружки решили, что надо бы пеленание продолжить. Уж очень лялечка неспокойная.- Чего-то не хватает.

Саша, у тебя есть чепчик? Всем малышам обязательно надевают чепчики с оборочками.- Если и есть, он явно на Женечку будет мал.- Тогда давай ей косыночку повяжем.Сказано, сделано. Саша достала белую косынку, и ею плотно укутали Жене голову.

Затем расстелили одеяло, которым Женя укрывался, и замотали его, как в конверт. Женя уже устал плакать, но слезы сами лились из глаз, он чувствовал себя совершенно беспомощным. Саша достала свои розовые ленты, и девочки зафиксировали конверт, обмотав его несколько раз лентами и завязав их красивыми бантами.- Какая миленькая малышка.

Уси-пуси, маленькая. Смотри, что тетя Лена тебе приготовила.И Лена вставила Жене в рот соску пустышку. Он попытался ее выплюнуть, но Лена была предусмотрительна – соска была на ленте, и лента была завязана еще одним бантиком. Выплюнуть ее у Жени не получилось.- Вот так, маленькая, полежи, успокойся.

Маленькие девочки должны слушаться старших.Саша сказала, что Женю надо покормить завтраком, и девочки пошли на кухню придумывать, чем бы покормить лялечку.

Женя не мог даже пошевелиться. Через несколько минут девочки вернулись, вынули у Жени изо рта соску и в четыре руки покормили его бутербродом и молоком. Вытерев ему ротик, снова вставили соску, накрыли уголком конвертика и, сказав, чтобы она подумала над своим поведением, занялись своими делами.

Они довольно громко, так что и Жене сквозь косынку и одеяло был слышен весь разговор, распределяли между собой роли в игре.- Давай Женечка будет нашей дочкой.

А я буду мамой, — говорила Лена.- Я тоже хочу быть мамой, — спорила Саша.- Давай ты будешь папой.

Рассказ 12 Сестра разрешает мне ходить голышом и снова Тенистый пляж Часть 2

Постояв так какое-то мгновение, она сказала: – Мне тоже понравилось.

Я автоматически грудь тогда подставила. Ты так смотрел на меня. И бросив взгляд на дверь, продолжила: – Давай только быстренько. А то мама увидит. – Маме я тоже соски целовал.

И на кухне, и на море – сказал я как-то буднично и принялся за грудь сестры. Сказать, что сестричка удивилась, будет мало.

Она выкатила глаза и даже рот приоткрыла. Эта новость, о маме, её ошарашила.

А я ещё добавил: – И тёте тоже. И дома. И на море, когда она, на солнце обгорела. А потом и на пляже, когда загорала.

Похоже сестричка потеряла дар речи. – Ну ты даёшь …- только и сказала. – А ещё – не унимался я – Мне, на море, в первый заезд, докторша говорила, чтобы при торчке, сам, рукам волю не давал, а говорил маме, а она знает, как и что делать.

Значит, ты, сделала мне это, вместо мамы. Сестра вновь, посмотрела на меня взглядом, который выражал, что-то среднее между удивлением и шоком. Она отстранилась от меня и спросила: – И что? Мама тебе уже делала так? Я отрицательно покачала головой: – Я ей, ещё, не говорил об этом. Сестричка улыбнулась и смешно скривила лицо, типа – знай наших: – Всё, одеваюсь.
Сестричка улыбнулась и смешно скривила лицо, типа – знай наших: – Всё, одеваюсь.

Скоро мама звать будет. Что на меня нашло? Как я успела? – это, она за мой стоячок.

А за грудь добавила поговоркой: – Послушный телёнок двух мамок сосёт. – Трёх – подсказал я – О тёте забыла. Мне стало весело и смешно. Глядя на меня, заразилась и сестричка.

А я подумал, что не вспомнил за Лору и её восхитительную грудь. И хорошо, а то упомянув об этом, можно было нарваться на разговор с сестрой.

Неизвестно, как бы она на это отреагировала.

А вдруг запретила бы голышом ходить. Я осторожно перелез через край ванной, обул тапочки и приоткрыл дверь.

В спину себе, услышал: – Принеси мне трусы со спальни. Эти немного намочились. Я вышел и прямиком, через зал, в спальню, к шифоньеру. Только открыл, как сзади подошла мама и положив мне на плечо руку спросила: – Неужели одеться решил?

Я обернулся. Мама уже одела свою, любимую, ночнушку.

Julijana.SU

Ни в какой магазин он, естественно, не пошёл. Ещё чего, нашли дурака. Чтобы он, в девчачьем платье, на улицу?

Ни в жизнь. Вернувшись домой, мама была недовольна, что он не ходил в магазин.

— Но, мам, как? — Как все. — В платье?

— Но ты же девочка. Что здесь такого? Все девочки ходят в магазин в платьях. — Я не девочка. — А вот этого я теперь не знаю.

Оденься ты утром как мальчик, всё было бы по-другому, но ты захотел быть Наташей. Чтобы понять, кто ты на самом деле, мальчик или девочка, на юг ты поедешь как Наташа.

Тебе следует очень многому научиться, чтобы не попасть там в неловкую ситуацию, потому с сегодняшнего дня никакого Славы нет. Есть только Наташа, моя любимая дочурка. Всё ясно? В июле мама собиралась со Славой ехать к морю.

Они готовились к этому с весны. Но ещё была середина июня. Более двух недель до маминого отпуска. — Но как же ребята, футбол? — Я ничего не запрещаю, только будешь постоянно одеваться как девочка.

— Меня засмеют. — А это уже твои проблемы. Если хочешь, я скажу всем, что отослала тебя к бабушке. Ко мне же в гости приехала племянница.

— Но меня узнают. — Не волнуйся, об этом я позабочусь.

На следующий день Слава снова соврал друзьям, что наказан. Ещё он добавил, что мама отсылает его к бабушке с дедушкой.

Все поручения по хозяйству на этот раз касались только домашних работ. Потом была суббота. Славе было предложено одеть сарафанчик. Он гадал, сколько ещё нарядов купила для него мама?

Когда он был готов, мама потащила его за собой прочь из квартиры. Он упёрся. — Ты не можешь всегда сидеть дома. — Но я не могу. Как ты не понимаешь?

— Пожалуйста, не иди сейчас со мной, но завтра ты пойдёшь на прогулку без меня. Я приглашу Сашу и Петю и перепоручу свою «племянницу» их заботам, так как у меня нет времени.

— Мама, нет! — Слава задохнулся, так как Саша и Петя были его лучшими друзьями. — Тогда пошли. В этом нет ничего страшного. Мамина угроза пересилила страх перед прогулкой у всех на глазах как девочка.

Лучше пусть его видят незнакомые люди, чем это будут ещё и друзья. Это была просто пешая прогулка.

«Мне 39 было, сыну 21»: Рассказ одной мамы, ставшей свекровью

Что-то меня смутило в облике Кати.

Сама не знаю, почему ляпнула: — А можно Ваш возраст в паспорте посмотреть?

Лицо сына вытянулось, его подружка покраснела и из квартиры пулей вылетела… Мне 39 было, сыну 21, когда у него появилась девушка. — Мама, Катя далеко живёт, давай я тебя с ней познакомлю, но она у нас ночевать останется, — обрадовал меня Даня. Согласилась: — Ну хорошо, пусть остаётся, — дело молодое, пусть лучше дома, чем по подвалам.

В назначенный день на стол накрыла, сыну бельё чистое выдала, себя в порядок начала приводить, но не успела: встретила гостью в халате и бигудях. Ключ в замке повернулся, я улыбнулась и в коридор вышла.

Что-то меня смутило в облике Кати.

Сама не знаю, почему ляпнула: — А можно Ваш возраст в паспорте посмотреть? Лицо сына вытянулось, его подружка покраснела и из квартиры пулей вылетела. — Ну, мама! — зыркнул на меня Даня и побежал следом за своей пассией. Я не со зла: выглядела девушка лет на 15, не больше. Сами знаете, в какое время мы живём: вовремя в паспорт к девушке не заглянул, уехал далеко и надолго.
Сами знаете, в какое время мы живём: вовремя в паспорт к девушке не заглянул, уехал далеко и надолго.

Я разве для этого рожала и ночами не спала?

Даня не вернулся, вечером сообщение написал, что переночует у Кати, её мама не против, в отличии от некоторых. Я в ответ отписалась, что передачки носить и на свиданки ездить не буду. С тех пор я стала врагом номер один у Кати и Дани: на следующий день они заявились, и девушка с высокомерным видом ткнула мне под нос свой паспорт, где чёрным по белому был написан возраст — 23 года.

Я извинилась, объяснила свою просьбу, постаравшись всё перевести в шутку. Кате бы поддержать — нет, мы обиделись. После этого видела я Катю ещё несколько раз, и то — случайно.

Даня закончил институт и решил жениться.

На той самой Кате, на ком же ещё. Любовь у них. Они и так уже практически жили вместе: Даня появлялся дома раз в неделю в моё отсутствие, всё остальное время проводя у своей будущей тёщи.

Хотела финансово помочь с организацией свадьбы — не стала: меня в известность поставили, когда и где будет бракосочетание, но попросили туда не приходить. Я обиделась: родители Кати на свадьбе — желанные гости, а я так, мимо проходила. На меня тоже обиделись, в ответ: рассчитывали на деньги, а я, сволочь такая, посмела обидеться на отсутствие приглашения и не дать.

Я не святая, уж извините, чтобы дать деньги и не обратить внимания на факт моего отсутствия на свадьбе сына.

О беременности Кати я узнала от Даниного бывшего однокурсника: встретившись на автобусной остановке, он меня поздравил со скорой сменой статуса из мамы в бабушку. Молодёжь молчала, я не навязывалась: не сказали — флаг им в руки. Дети — гости в нашей жизни, я всегда знала, что когда-нибудь у сына будет появится своя семья, в которой мне места не будет.

Правда, я думала, что могу рассчитывать хотя бы на редкое общение. Ошиблась, бывает. Отпуск я решила провести у сестры, она меня последние пару лет к себе зазывала. Её дочь, моя племянница, замужем, три года назад родила дочку.

Приняли меня отлично: с поезда встретили, в дом привезли, ко встрече стол приготовили.

Я вручила всем подарки. Слово за слово, зашёл разговор о том, что у них в городе нет нормальной работы.

Следом снова пошли намёки: неплохо было бы мне племянницу с мужем и ребёнком у себя приютить и прописать.

Мужчина бы работу в Москве нашёл, мне бы не скучно было в компании Сони и её дочки.

Аргумент: ты же всё равно одна живёшь, сын с тобой не общается. Я насторожилась: сестре я не жаловалась на охлаждение отношений с сыном.

Откуда она знает? Утром ответ на свой вопрос я получила, нечаянно подслушав телефонный разговор сестры: — Ой, Данечка, она такие страсти рассказывает: к бабке ходила, чтобы вы с Катюшей расстались, всяко-разно жену твою чихвостит, говорит, жизни вам не даст. Ты меня не сдавай: боюсь, как бы и мне твоя мать чего плохого не сделала.

Я тихонько ушла в выделенную мне комнату, легла на кровать и сделала вид, что всё ещё сплю. Сама думать стала, вспоминать: кроме того инцидента с паспортом, больше мы с Катей, в принципе, не пересекались и не разговаривали.

Согласитесь, вряд ли просьба показать паспорт при первой встрече могла стать поводом для полного прекращения дальнейшего знакомства. Да и не пригласить на свадьбу будущую свекровь из-за такой мелочи? А вот если сестра с самого начала что-нибудь пела Дане?

С прицелом на переселение семьи её дочери ко мне? Не первый раз просит-намекает.

Могло быть такое? И сын молчал, по просьбе тётки — «ты меня не сдавай»? Жену беречь решил от сумасбродства матери, вот и прятал?

На свадьбу не пригласили — сестра могла наврать о какой-нибудь пакости с моей стороны?

Складно получается. Уехала я домой вечером, пообещав подумать о судьбе племянницы и её семейства, хотя планировала погостить неделю. Противно там оставаться было. Сестра звонит каждый день, говорит, что её дочь с зятем и внучкой уже сидят на чемоданах в ожидании моего согласия на переезд.

Поговорить с Даней я не решилась: раз он так легко поверил в наветы, смысл переубеждать?

Не идиот, должен был знать, что если бы я и вынашивала коварные планы, то никому бы их не поведала. Сестре — тем более. Обелить своё честное имя?

И кому это надо? Бегать за сыном, оправдываясь за то, чего не совершала?

Глупо, на мой взгляд. Может, он меня и слушать не станет? Как распорядиться узнанной информацией — я не знаю. Большая часть — только мои догадки и логические выводы.

Оставить всё, как есть? Ждать, пока тайное само не станет явным?

Устроить сестре скандал с обличением? Организовать очную ставку сестры и сына?

P.S. Делитесь этой записью с друзьями! ВконтактеFacebookTwitterGoogle+Одноклассники , , , , , , , ,

  • Комментарии к записи «Кaк оно вообще держится.»: В Сети noтешаются над нарядом Глюкозы в день ее 35-летия. отключены «Кaк оно вообще держится.»: � В Сети noтешаются над нарядом Глюкозы в день ее 35-летия.��� «Поприличнее.
  • Комментарии к записи «Тают на глазах.»: Известные красавицы, которые yжe начинают nyгaть своей xyдocoчностью. отключены «Тают на глазах.»: � Известные красавицы, которые yжe начинают пyгaть своей xyдocoчностью.�� «И эmo считают красотой.».
  • Комментарии к записи «Сверху прикрыла, а снизу.»: 55-летняя Синди Кроуфорд показала npoвокационное фото. отключены «Сверху прикрыла, а снизу.»:� 55-летняя Синди Кроуфорд показала npoвокационное фото.����� Американская супермодель Синди Кроуфорд снялась в.

«Сын» рассказ

Анна Михайловна вздрогнула, услышав голос сына. Она ушла в свои мысли с головой и даже не слышала, как распахнулась дверь и на пороге молча стоял и смотрел на неё Николай, ожидая, почувствует ли она его своим материнским сердцем.

Но не почувствовала… — Ну, здравствуй, мать! — наконец сказал он. Сын уже шёл размашистыми шагами чтобы обнять ее. На пол упала недочищенная картошка…наскоро вытерев руки о передник женщина бросилась к нему.

— Сыночек! Ты ли? Заждалась я, пять лет ведь дома не был… — Я проездом, ма, — сразу предупредил Колька, — поезд с утра. — Да что же…, — растерялась женщина не зная за что хвататься — день всего, останься подольше! — Нет, работа не ждёт. Что я тут у вас забыл.

Никого из наших уже не осталось, все ребята разлетелись кто куда, и мне нечего прозябать.

Отец дома? — Да, к куму пошёл, должен сейчас прийти… С минуту осмотрев горницу Николай схватил сумку и достал подарок матери — тонкий пуховый платок.

Подошёл и накинул ей его на плечи. Анна Михайловна погладила его и подивилась:

«Вот подарок так подарок, не забывал значит, раз привёз…»

— А это бате, рубашка тёплая, чтобы зимой не мёрз. — Спасибо! Ты садись, сейчас на стол соберу.

— Не суетись так, мать. Я сыт, разве что… — Да, есть, есть! Анна Михайловна достала закуски, белая накрахмаленная скатерть легла по-праздничному на старенький, деревянный стол. От взгляда Коли не скрылись морщинки, собравшиеся в уголках материнских глаз, она была в своё время первой красавицей, да и сейчас, прожив уже пол с лишним века не уступала еще старости — стройная, высокая, выразительные голубые глаза, высокие скулы… — Сынок!

С возвращением! — на пороге стоял отец. — Здравствуй, батя! Я ненадолго, на день всего. — А что так? — Работа не ждёт, завтра поезд.

— И куда? — На стройку, на БАМ… Сергей Михайлович почесал затылок, гляди-ка молодец какой, без дела не сидит, все на благо родины работает, только четвёртый десяток уже не загорами, а не семьи, ни угла, да и они с женой не молодеют. Сели за стол. Анна Михайловна все насмотреться не могла, сидела рядом, лаского поглаживая Колю по плечу, по непослушным волосам.

Внимала каждому слову, а внутри все перевернулось, как узнала, что завтра они с мужем опять останутся вдвоём. — Сынок, ты б женился, — проговорила она.

— А зачем? — Как зачем? — сказал отец — семья будет, вторая половина, дети…все женятся, что в этом плохого? — Не хочу я себя привязывать к одному месту, а половин этих пруд пруди. — Нехорошо это, вон мы с матерью душа в душу всю жизнь живём, и никто другой не нужен!

Николай лишь пожал плечами, менять свои убеждения он пока не собирался. Молод ещё, не нагулялся вдоволь.

Встретит он половину, коль она существует.

— Грех это все, — тихо сказала мать — человек он на то и человек, чтобы жить достойно, чтобы своей жизнью пример подавать детям. — Полно мам, какие дети?! — Как какие? Внуков мы с отцом ждём. — Нет, пока не до детей, деньги надо зарабатывать, на ноги вставать.

— Смотри, сынок, жизнь пролетит и не заметишь! — сказал отец, посмотрел в свою нетронутую тарелку, щедро наполненную едой. Аппетит пропал следом за словами сына.

Таким ли он его воспитывал, те ли ценности прививал? Нет…вовсе не те… — Ну что вы видели в своих Озерцах? — спросил Николай. Родители переглянулись.

А правда что? — Ананасы видели? А бананы? — В бананах ли счастье? Эх, сынок… Сергей Михайлович встал из за стола, взгляд его упал на клетчатую темно-синюю рубашку, подарок сына, махнул рукой и вышел из дома… Часы мерно отсчитывали время.

Они сидели с метелью молча. — Вот что, мам, — порывшись в дорожной сумке Николай достал деньги, отсчитав несколько купюр оставил на комоде, под шкатулкой. — Это вам, вдруг на что срочно понадобиться, а я наверно пойду.

— Куда? — воскликнула женщина — ты же только приехал! — Раньше приеду, раньше к работе приступлю! Постараюсь ближе к осени ещё раз заехать, ну, не скучайте.

Отец пусть не серчает на меня, взрослый я уже, волен сам выбирать, как мне жить.

Встал, обнял на прощание мать и вышел…дверь тихо скрипнула, бросилась она за сыном следом, догнала, заключила в объятия ещё раз. Слезы текли по щекам не переставая, чувствовала, что не скоро ещё увидит, да и увидит ли вообще. — Все, не плачь, пошёл я… Налетел ветер, растрепал ее ещё недавно красиво уложенные посеребрённые местами сединой волосы, из соседних домиков в окна выглядывали любопытствующие соседи, она опустилась устало на дорогу и заплакала, ей было все равно, кто что скажет.

Улетел, сколько ещё ждать придётся до новой встречи. — Пойдём в дом, Аня, простудишься. Заботливые руки мужа легли на плечи, и они потихоньку зашагали к дому…видно так и коротать им старость вдвоём, ладно, что жив, здоров, звонит иногда, и на том спасибо!

ЧТОБЫ ВИДЕТЬ ВСЕ ИСТОРИИ мало поставить «Нравится» странице.

Facebook следит, ставите ли вы лайки, делаете репосты и оставляете ли комментарии к анонсам публикаций в ленте. Поделиться на Facebook

Рассказ «Исповедь несчастной девочки» часть 2

2 марта 2015 11:19 Часть 2 И так, после долгих лет с моим отцом и вечных убеганий из дома во время очередного его запоя…мы ушли жить в свою старую квартиру, где на тот момент жил дедушка, бабушка и дядя! Мама работала соц.работником и все время я была с дедушкой…Брат мой жил с отцом ( причину не знаю) и вот в 95 году мама сказала, что мы переезжаем жить к другому дяде и у него мы будем жить…мне было 10 лет… Переехали мы к этому дяде и стали жить( но без брата), отец не отдавал моего брата!

Жили хорошо, дядя был очень добрый и обеспеченный( только работать он не хотел), и мы стали заниматься огородом, огород был огромный и я все время проводила там….это было невыносимо, 10 лет, а ты пашешь как «папа карло».

В 1996 году мама с дядей расписались и стал он мне отчим… брата отец конечно отдал спустя год….бедный ребенок… первое время прятал хлеб под подушку, кушал под одеялом -это жутко!

Жили хорошо, одевались, кушали все самое лучшее( но мы и пахали), отчим на нас не ругался, но жаловался маме, которая в свою очередь стала доходить до рукопрекладства. Самое главное, что разница в возрасте между мамой и отчимом была в 28 лет!

Первая жена умерла. У него было двое детей, младший сын одного года с мамой, и дочь на 4 года старше мамы. У сына был сын и дочь и жили они далеко, привозил он своих детей на лето, а у дочери было два сына они жили через два дома от нас! Так вот жили мы не тужили, до тех пор пока в один прекрасный день я не заметила как отчим за мной наблюдает в ванной, конечно же я об этом сказала маме, как сейчас помню это скандал, в итоге виноватой была я!

Но на этом дело не закончилось, он стал приставать ко мне, в прямом смысле этого слова, я понимала, что если скажу маме, она опять меня изобъет, и я молчала, только избегала его все время, но вы же понимаете, этого нельзя было избежать…он стал меня зажимать, где только можно… все время трогал меня, лапал везде, но меня не насиловал(секса не было), только водил туда сюда как бы терся своим членом и заставлял меня его держать… было море слез… я ночью не могла спать…это длилось до 8 класса.(5,6,7класс три года) Даже не могу вспомнить почему это все прекратилось…толи от того что он перенес инсульт, толи еще что, но это все прекратилось… Продолжение следует…… p/s кому интересно можете добавляться. третья часть будет после 5 вечера.

Рубрика Солнышко9 лет Москва 2920398 Комментарии Актуальные постыребенок спит только на обдной стороне Узнавай и участвуйКлубы на Бэби.ру — это кладезь полезной информации Разделы и сервисыПредставительства Бэби.ру16+Вход через соцсети© ООО «бэбисфера», 2009-2021. Все права защищены.16+

Разговор с маленькой девочкой

Значит тебя не ждут же.

– Нет, это хорошо. У тебя же есть подруга Люлька? Да? Вот хочешь с ней поиграть целый день? – Не-ет, конечно нет! А кто же будет тогда кушать?

Кто сходит в туалет? Кто спать будет под мамин поцелуй?

– Кушать-то можно у Люлькиной мамы, и там же будет туалет, ты же ведь никуда не денешься. – А тогда кто будет у моей мамы еду кушать? Я не хочу, чтобы с ними в стол сел грязный бородатый дядя с улицы, который любит есть остатки пищи маленьких детей.

– О, м-хм, да (история про бородатого дядю меня убедил).

Ну, тогда, свобода – это конечно плохо. Но все-таки быть взрослой, это все равно хорошо.

Ты будешь вести себя как твоя мама.

– Неет! Я не хочу взять в жены Дениску! Он же растяпа! – А при чем тут Дениска? – Ты что, не знаешь?! Чтобы стать мамой надо найти папу.

А в папы годится только Дениска, потому что он моего возраста. Но Дениска такой растяпа, он такой капризный, будто сам маленький сынок. – Но и ты же маленькая дочка?

– Нет, я старшая сестра. – Но у тебя же нет пока братика или сестренки? – Ты что, не знаешь? Ребенок пока лежит в больнице. Она словно моя барби – такая маленькая, такая малюсенькая, поэтому она там лежит и увеличивается.

Станет примерно вот такой (показывает руками размер примерно в 30 см. ) и ее заберут. А потом я буду учить ее, и играть с ней «в семью».

– Но и у Дениски будут братики и сестренки, он станет старшим братом, не будет уже больше капризничать, станет ответственным и заботливым, как твоя папа.

– Да-а?. (удивленный возглас) А откуда ты знаешь? – Потому что я то же был как Дениска маленьким.

– Ты еще был маленьки-им? – Конечно! – Вот это новость! Мой дедушка был маленьким мальчиком!

– И твои родители были маленькими, все люди сначала маленькие.

– Необыкновенно! Мне казалось, что я рассказал ей какую-то удивительную тайну – она была ошарашена так, будто вдруг увидела инопланетянина. – Вот видишь, красивый камушек, и ты был такой маленький, как песчинка, вот увидишь, когда я стану мамой, ты уже будешь как тот камень (указывала на огромный валун), и я уже не смею тебя поднимать, потому что ты станешь тяжелым. Таким образом она «увеличила» все свое окружающее.

Рассказы о маме, продолжение Разное

Я пошел туда, сел на пенек, открыл ранец, достал дневник и как мог переправил четверку на пятерку. Дома, заикаясь и бледнея от ужаса, я заявил маме, что это сама Елизавета Ефимовна переправила мне оценку.

Откуда я мог предполагать, что мама сразу схватится за телефонную трубку: — Здравствуйте, Елизавета Ефимовна, вы уже дома, как хорошо! Я мама Исмаила Ахмедова. Извините за беспокойство, вы ему сегодня четверку или пятерку поставили. Да нет, он просто заявляет… Так пятерку!

Ну спасибо большое, извините, извините, большое спасибо, спасибо большое, до свидания, желаю всех благ, до свидания!

Но я тут уж не сдержался, нервы были на пределе, заревел, как маленький ребенок: — Мама, мама, там четверка, я ее на стадионе на пятерку, мама! Я выбежал за ворота на улицу, залетел к соседям в их открытые ворота, тогда ворота ни у кого никогда не закрывались. Я знал, куда лечу, подлетел к дереву, которое очень любил, потому что оно давало мне всегда самые вкусные на свете дулона – боярки, и залетел на него.

Сейчас там боярок совсем еще не было, но листья зеленые скрыли меня всего – снизу не заметишь, что я там. И никто не мог увидеть меня за густой кроной.

Я устроился поудобнее на самой высокой и крепкой ветке и решил здесь остаться навсегда, пока не умру от голода. А пока плакал от жалости к себе, ведь скоро предстояла мне смерть, и я предствлял, как меня несут в открытом гробу, а вокруг миллион народу и все-все плачут, а мама с папой совсем уж потерялись рассудком.

Наступил вечер, наступили сумерки, а потом пришла темень, я устроился поудобнее, чтобы поспать и не свалиться, смерть ведь пока не пришла. Из нашего дома начали кричать – звать меня, я упорно не отзывался, но уже скулил, оплакивая себя. И только старший брат мой Рустам, он был гораздо старше меня на целых пять лет, поэтому мы были не дружны, у него были свои приятели – друзья, у меня свои, но только он мог знать, где я сейчас: когда мы играли в прятки, я вечно забирался на это свое любимое дерево.

Он и пришел и постоял немного подо мною, прислушиваясь, здесь ли я.

В парке плакала девочка

А психолог читает людей как открытую книгу.

Мне достаточно взглянуть на любого человека, и я всё расскажу о нем. Кто он такой, какой у него характер, привычки, что он любит и что ему не нравится.

Даже могу сказать, чистит ли он зубы по утрам или нет.

— А я? — Что ты? — Я чищу зубы по утрам или нет? Женщина взглянула на девочку сверху вниз, задержала взгляд на ее грязных ногах.

— Нет! — А! — Знаешь, что я тебе посоветую?

У папы есть сестра, то есть тебе она приходится родной тетей. Женщина она очень добрая и любит детей.

Но своих детей у нее нет. Уж так получилось.

— Тетя Мотя? — Да! Тетя Мотя.

Она старая дева. Так говорят про женщину, которая не была никогда замужем, а поэтому у нее не может быть детей. А она так любит детишек. Просто обожает.

Она так бы хотела иметь ребенка. Уговори папу! Тебе будет хорошо с тетей Мотей.

Она тебя будет любить, жалеть и лелеять. Ты будешь жить у ней как сыр в масле. — Если тетя Мотя старая дева, то тогда получается, что я тоже старая дева.

Я же не замужем. И у меня тоже нет детей. Хотя у маленьких детей не бывает детей. Это только у взрослых бывают дети.

— Да ты еще ребенок. Ты еще станешь взрослой. — А! Ну, тогда ладно! Женщина сунула руку в пакет, пошуршала внутри и достала шоколадную конфетку.

— Вот! — Спасибо! — Кушай на здоровье! Девочка медленно развернула конфету, разглядела ее, потом целиком затолкала в рот.

— Ладно я пойду! У меня внучка гостит.

Ее Настей зовут. А ты делай, как я тебе сказала! Понятно? — Ага! – кивнула девочка, жвакая конфетку, которая оказалась слишком большой для ее маленького ротика. Женщина поднялась, крякнула, подхватила пакет и медленно стала удаляться по узенькой дорожке, которая была посыпана мелкой щебенкой для того, чтобы люди не поскользнулись во время дождя.

Начальник парка сам раз-два в неделю обходил парк.

Девочка рассосала конфетку и проглотила коричневую сладкую жижу, высунула язык, покрытый конфетным налетом, и промычала вслед уходящей женщины: — Меее!