Главная - Статьи - Верховный суд допустил изъятие у банкротов единственного жилья

Верховный суд допустил изъятие у банкротов единственного жилья


Верховный суд допустил изъятие у банкротов единственного жилья

Верховный суд разрешил изымать последнее жилье у банкрота. Но с оговорками


4 августа 2021, 21:52 Текст: Инстанция разобрала кейс жителя Хабаровского края по фамилии Балыков, который оказался должен банку около 35 млн рублей. Важным условием является «роскошность» жилья Единственное жилье человека, который стал банкротом, может изъять не только кредитор, но и финансовый управляющий за счет средств конкурсной массы, однако взамен человеку необходимо предоставить более бюджетное жилье. Это из решения Верховного суда по кейсу жителя Хабаровска.Мужчина подал на банкротство и воспользовался правом «имущественного иммунитета» — у него не могли забрать единственные дом и участок в счет погашения долга.

Вскоре хабаровчанина заподозрили в том, что уже после начала процедуры банкротства он оформил право собственности на новое жилье. Это посчитали злоупотреблением, поясняет адвокат, партнер МКА «Князев и партнеры» Олеся Умрихина. В результате Верховный суд разрешил жилье изъять — но это не значит, что теперь у всех должников будут забирать квартиры:Олеся Умрихина адвокат, партнер МКА «Князев и партнеры» Из решения Верховного суда следует, что у возможности изъятия последнего жилья есть несколько ограничений.

Во-первых, это касается только тех должников, кто проходит процедуру банкротства.

Во-вторых, новоприобретенное жилье должны посчитать роскошным. Вместо дорогого жилья должнику и его семье будут обязаны дать более дешевое, исходя из нормативов квадратных метров на человека.Таким образом, решение суда можно оценить как попытку приструнить должников, которые не платят долги, а вкладываются в свое неприкосновенное жилье, говорит партнер коллегии адвокатов «Ковалев, Тугуши и партнеры» Сергей Кислов:Сергей Кислов партнер коллегии адвокатов «Ковалев, Тугуши и партнеры» В 2019 году российские судебные приставы рекорд — изъяли у должников имущество на почти 270 млрд рублей.

Чаще всего арестовывали квартиры, жилые дома и земельные участки.Ранее в силу запрет на изъятие жилья у добросовестных приобретателей.

Документ защищает граждан от потери объектов недвижимости, которые они получили, полагаясь на сведения ЕГРН.

Можно ли изъять у банкрота единственное жилье, право собственности на которое было зарегистрировано после возбуждения дела о банкротстве?

В кассационной жалобе должник снова указал, что иного жилья, кроме спорного дома, у него нет, прав на квартиру матери, в которой он был зарегистрирован до регистрации в этом доме, он не имеет. По его мнению, факт регистрации в спорном доме в ходе процедуры банкротства не может служить основанием для признания его действий злоупотреблением правом, тем более что информация о наличии в собственности земельного участка и расположенного на нем дома была доведена до финансового управляющего должником задолго до обращения в суд с заявлением об исключении данного имущества из конкурсной массы.

При этом никаких сделок с этой недвижимостью, что позволяло бы говорить об умышленном придании спорному дому статуса единственного жилья, не совершалось. Кроме того, требования кредитора должника – банка – основываются на договоре поручительства, в отношении основного должника по которому также проводится процедура реализации имущества, в связи с чем исключение спорного дома из конкурсной массы должника – поручителя не нарушает права кредитора.

Рассмотрев данную жалобу, арбитражный круг округа встал на сторону должника. Суд отметил, что единственным основанием для вывода нижестоящих судов о недобросовестности действий должника послужил факт регистрации его права собственности и постановки на регистрационный учет по месту жительства в спорном доме после введения процедуры реализации имущества.
Суд отметил, что единственным основанием для вывода нижестоящих судов о недобросовестности действий должника послужил факт регистрации его права собственности и постановки на регистрационный учет по месту жительства в спорном доме после введения процедуры реализации имущества.

При этом регистрационный учет представляет собой лишь фиксацию сведений о месте жительства лица, но никак не связан с имущественными правами. Таким образом, поскольку тот факт, что должник не имеет иного жилья, кроме спорного, не был опровергнут, а доказательств совершения должником действий, направленных на искусственное придание жилому дому статуса единственно пригодного для проживания, в материалы дела не было представлено, у судов отсутствовали правовые основания для отказа в удовлетворении заявления должника, посчитал суд и принял решение об исключении из конкурсной массы должника спорного дома и земельного участка, на котором он расположен ().

Верховный суд определил, как решать вопрос изъятия единственного жилья у должников-банкротов

14:05, 04 Декабрь 2021 Михаил Мордасов/РИА Новости Вопрос об изъятии единственного жилья должен решаться с учетом злоупотреблений должника, такую позицию определили в Верховном суде (ВС) после отмены решения арбитражных судов, позволивших обанкротившемуся гражданину уберечь от продажи пятикомнатную трехэтажную квартиру. В ВС отметили, что при принятии решения не учитывались доводы кредитора о злоупотреблении правами со стороны должника, «Интерфакс».

Речь идет о деле Анатолия Фрущака, которому нижестоящие суды разрешили квартиру по делу об имущественном споре. Спор между Фрущаком и его кредитором Андреем Кузнецовым продолжается почти 10 лет. Первоначально долг Фрущака составлял более восьми миллионов рублей, а к 2017 году он вырос до 13 миллионов рублей.

В 2017 году Фрущак обратился в арбитражный суд с заявлением о банкротстве, после чего его просьбу удовлетворили. Должник просил, чтобы у него не изымали квартиру как единственное жилье. Суды встали на его сторону. Минюст разрабатывает законопроект, разрешающий делить единственное жилье должников В Верховном суде отметили, что целью подачи должником заявления о банкротстве была попытка обойти судебные решения и прекратить процедуру взыскания на имущество, законность которой уже была подтверждена в судебном порядке.

Таким образом, ВС РФ допустил, что недвижимость, которую должник-банкрот защищает с помощью аргументов о наличии у нее статуса единственного жилья, может быть изъята у должника- банкрота и продана с торгов. Верховный суд отменил решения судов и направил дело Фрущака на новое рассмотрение. Ранее стало известно, что Министерство юстиции РФ готовит проект закона, который позволит забирать единственное жилье граждан, имеющих долги, по некоторым видам взысканий.

Конституция России запрещает произвольно лишать гражданина жилища, однако на практике, о которой эксперты, и которую подтвердил Верховный суд единственное жилье все же может быть изъято у должника в определенных случаях.

Это важно потому, что признавая несостоятельность уплатить долги, граждане не могут быть до конца уверены в том, что при этом они не лишатся единственного жилья.

Материал опубликовал: Алексей Сурин Подписывайтесь на наши материалы в и

Великое переселение банкротов

«Постановление будет иметь огромное значение для правоприменительной практики,— соглашается с коллегами партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Станислав Данилов.— Фактически КС отменяет исполнительский иммунитет для подавляющего большинства граждан, которые попадают в процедуру банкротства, и возлагает на арбитражные суды функцию определять порядок приобретения другого жилья для должника и его семьи по нормам социального найма».

Социальные нормы жилья разнятся от региона к региону и зависят от количества и родства проживающих вместе лиц.

В Москве, например, минимальная норма составляет 18 кв. м на человека, но для семьи из супругов положена «однушка» площадью до 44 кв.

м.«Можно ожидать изменения подхода арбитражных судов и ВС к разрешению вопроса о возможности забрать у должника его единственное жилье. С высокой долей вероятности суды будут разрешать предоставление должнику замещающего жилья»,— говорит Валерия Тихонова. Бронислав Садиков рассказывает о примере из личного опыта, когда арбитражный суд исключил из конкурсной массы трехэтажный дом должника на Новорижском шоссе и землю, на которой он расположен, общей стоимостью свыше 20 млн руб.

при сумме долгов около 10 млн руб.

Он рассчитывает, что «с принятием постановления КС подобные случаи будут исключены». Иван Стасюк положительно оценивает позицию КС, но считает необходимым закрепление критериев, при которых единственное жилье может быть продано за долги, на законодательном уровне. «Впрочем, принятие поправок в скором времени не выглядит очевидным.

«Впрочем, принятие поправок в скором времени не выглядит очевидным. Принятие таких мер вряд ли будет воспринято многими позитивно, так что весьма вероятно, что вопрос продолжит регулироваться на уровне судебной практики»,— полагает господин Стасюк.

«Это начало радикальных изменений практики применительно к обращению взыскания на единственное жилье, по крайней мере, в рамках банкротных дел»

,— согласен Станислав Данилов.

На практике это будет выглядеть примерно так, рассказывает он: «По решению суда из конкурсной массы выделяются средства

ВС пояснил, как обращать взыскание на единственное жилье гражданина-банкрота

Судебная коллегия также обратила внимание на довод Владимира Балыкова о том, что основным его кредитором является Россельхозбанк, перед которым он отвечает в качестве поручителя по обязательствам ООО «ВостокИнвест». Судам следовало проверить доводы заявителя о том, что данное общество имеет активы, достаточные для погашения кредитного долга перед Россельхозбанком, что исключит необходимость продажи жилого дома и земельного участка поручителя.

«Поскольку право на жилище, закрепленное в ст. 40 Конституции РФ, относится к числу основных прав гражданина, а исполнивший обязательство поручитель по общему правилу в порядке суброгации получает права кредитора в отношении основного должника (п. 1 ст. 365 ГК РФ), в ситуации, когда имущество основного должника реализуется и есть объективные основания полагать, что выручки от его продажи может хватить для удовлетворения требований кредитора, суд, разрешающий дело о банкротстве гражданина-поручителя, по ходатайству заинтересованного лица при утверждении порядка обращения взыскания на жилое помещение поручителя может определить очередность такого обращения взыскания, установив, что жилое помещение подлежит реализации лишь при недостаточности имущества основного должника для проведения расчетов с кредитором», – отмечено в определении.

В завершение Суд добавил, что бывшая супруга должника подала заявление о разделе общего имущества, согласно которому их общим имуществом, помимо прочего, признана квартира, расположенная в Хабаровске.

«Обстоятельства, касающиеся прав должника и иных лиц на данную квартиру, ее характеристик и т.д., имеющие существенное значение для правильного разрешения вопроса о распространении исполнительского иммунитета на жилой дом и земельный участок, не были предметом оценки со стороны арбитражных судов»

, – заключил ВС, отменив судебные акты нижестоящих судов и вернув дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Адвокат юридической фирмы ART DE LEX отметил, что Верховный Суд подтвердил свою позицию о

ВС допустил изъятие у гражданина-банкрота единственного жилья стоимостью 28 млн руб.

Старший юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры» Александра Улезко назвала предъявление ВС повышенных требований к добросовестности должника в деле о банкротстве одним из важных акцентов определения.

«Обращение взыскания на единственное жилое помещение должника было признано законным судом общей юрисдикции еще до возбуждения дела о банкротстве, – считает эксперт.

– Довольно странно, что арбитражные суды трех инстанций исключили из конкурсной массы это имущество, заняв более консервативную позицию, хотя значительная часть определения посвящена многочисленным попыткам должника предотвратить обращение взыскания на квартиру».

При этом она отметила, что нельзя быть уверенными в том, что при добросовестном поведении и отсутствии злоупотреблений должником своими правами было бы принято такое же решение в отношении квартиры, стоимость и размер которой были явно существенно выше средней стоимости и размеров жилого помещения, определяемых исходя из социальных норм.

«Тем не менее судебный акт показателен для должников, которые неправомерно используют пробел в законодательстве в части исполнительского иммунитета и совершают действия, направленные на сокрытие имущества от кредиторов»

, – считает Александра Улезко. Илья Прокофьев также обратил внимание на то, что в судебном акте подчеркнуты существенные обстоятельства, при которых обращение взыскания на единственное жилье становится возможным, – отсутствие регистрации по месту жительства должника в спорном «единственном» жилом помещении и его регистрация по иному адресу.

«Ранее при рассмотрении аналогичных дел суды руководствовались только сведениями о наличии в собственности других жилых помещений, и в случае отсутствия другой собственности жилье признавалось единственным, – пояснил эксперт.

– Возможно, позиция ВС благоприятно повлияет на практику рассмотрения судами аналогичных споров, привнеся в нее полноту и всесторонность». Однако адвокат с сожалением заметил, что Верховный Суд не стал давать определение понятию «роскошное жилье», которое на настоящий момент не закреплено в законодательстве.

Верховный суд уточнил нормы изъятия перепланированного жилья у банкротов

Если единственная квартира получена в результате объединения, судам советуют устанавливать, как давно это произошло, и оценивать расходы на обратную перепланировку Фото: Александр Щербак/ТАСС Верховный суд (ВС) России дал разъяснения, касающиеся правил изъятия жилья у россиян-банкротов.

Верховная инстанция уточнила порядок действий в спорной ситуации — при взыскании у банкрота единственного жилья, которое получилось в результате объединения двух квартир, на сайте информагентства правовой информации РАПСИ.

Заключение ВС было выдано при рассмотрении дела о банкротстве жителя Перми Александра Поздеева. Спорная ситуация возникла вокруг недвижимости Поздеева — двух объединенных квартир площадью 229 кв. м и 459 кв. м. Банкрот рассчитывал исключить перепланированное жилье из конкурсной массы, но ему отказали в этом.

Решение принял краевой Арбитражный суд — с его точки зрения, двухуровневую квартиру требовалось продать как предмет роскоши, а взамен купить замещающее жилье для банкрота и его семьи, исходя из социальных нормативов обеспеченности. Это решение, в свою очередь, было отменено Арбитражным судом Уральского федерального округа.

Суд сослался на невозможность разделить спорные жилые помещения без проведения капремонта и на норму исполнительского иммунитета — запрет на изъятие единственного жилья должника, если оно не находится в залоге. Верховный суд не согласился с выводами обеих инстанций — с его позиции, продажа обеих квартир и покупка новой, более скромной жилплощади нарушает конституционное право Поздеева на частную собственность.

Но и исключать жилье из конкурсной массы нельзя — владелец узаконил перепланировку только при начале дела о несостоятельности, хотя на тот момент уже десять лет владел квартирами. Кроме того, он не зарегистрировал двухуровневую квартиру в ЕГРН как единый объект. С точки зрения ВС, для принятия решения о продаже квартир нужно, во-первых, убедиться в добросовестности действий Поздеева: хотел ли он упростить процедуру банкротства или воспользоваться правом на иммунитет единственного жилья.
С точки зрения ВС, для принятия решения о продаже квартир нужно, во-первых, убедиться в добросовестности действий Поздеева: хотел ли он упростить процедуру банкротства или воспользоваться правом на иммунитет единственного жилья.

Во-вторых, надо оценить затраты на разделение недвижимости и сопоставить их с выгодой от продажи одной из квартир — и только тогда принимать решение. Ключевой вопрос, по мнению ВС, — наличие у банкрота другого имущества (доли в уставном капитале организации), за счет которого можно расплатиться с долгами, не прибегая к продаже жилья.

«В ситуации, когда части имущества несостоятельного лица достаточно для удовлетворения требований кредиторов, при решении вопроса об очередности обращения взыскания на принадлежащее ему имущество должна быть учтена воля самого должника»

, — говорится в заключении инстанции.

Исходя из этого, Верховный суд отменил решение об исключении двухэтажной квартиры Поздеева из конкурсной массы и отправил дело слушаться повторно. В январе Верховный суд правилам изъятия жилья у должников. Судам рекомендовано проверять, пригодно ли фактически для жизни жилое помещение, которое остается в собственности неплательщика.

Читайте также:

Верховный суд подтвердил возможность изъятия единственного жилья у банкрота

4 Августа 2021 Верховный суд (ВС) постановил, что более скромное жильё взамен единственного, но «роскошного» гражданину-банкроту может приобрести наравне с кредитором и финансовый управляющий за счёт средств конкурсной массы.

Об этом в среду сообщает «Интерфакс» со ссылкой на ВС. Уточняется, что сам вопрос о целесообразности этих сделок для погашения долга должен предварительно обсуждаться на собрании кредиторов.

Верховный суд впервые высказался о порядке изъятия единственного жилья у банкротов, после того как Конституционный суд (КС) разрешил судам игнорировать иммунитет на сохранение единственного жилья за должниками.

Этот иммунитет установлен статьёй 446 Гражданского кодекса и гарантирует банкротам сохранение в собственности единственного жилья (за исключением заложенного по ипотеке). В 2012 году КС заявил, что это правило не должно распространяться на дорогостоящую недвижимость, и обязал законодателя выработать критерии определения «роскошности» жилья.

В апреле 2021 года, не дождавшись законодательных изменений, КС объявил, что суды могут сами решать вопрос о сохранении единственного жилья исходя из реального смысла с точки зрения прав кредиторов. На основе этих разъяснений ВС по итогам рассмотрения спора о судьбе единственного дома бизнесмена-банкрота Владимира Балыкова сформировал ряд правил для судов в таких ситуациях. Так, в процедуре банкротства приобрести замещающее жильё может не только кредитор, но и финансовый управляющий.

Условия сделок должны быть сформулированы так, чтобы право собственности человека на «роскошное» жильё прекращалось не ранее возникновения права собственности на более скромное. При этом должна сохраняться возможность снятия объекта с торгов, если цена на него упала. В случае если покупкой нового жилья занимается кредитор, он должен принимать на себя риски того, что выручка от «роскошного» жилья не покроет его затраты.

Кроме того, вопрос об ограничении имущественного иммунитета должен сначала выноситься на обсуждение собрания кредиторов, и лишь после этого суд может утвердить условия и порядок предоставления замещающего жилья. Если обязательства должника вытекают из его поручительства, то суд может установить, что жильё продаётся только при недостаточности имущества основного должника для расчётов с кредитором. Дело Балыкова ВС отправил на новое рассмотрение.

Балыков задолжал банку 34,68 миллиона рублей и попытался спасти от реализации свой земельный участок в 21 сотку и дом площадью 366,4 квадратных метра, ссылаясь на то, что это единственное жильё. Суды двух инстанций ему в этом отказали, но кассация встала на сторону банкрота. ВС счёл выводы всех трёх инстанций преждевременными.

В суде указали, что нужно выяснить стоимость спорного дома, участка и замещающего жилья, и только после определить, есть ли смысл в продаже для кредиторов.

Ранее сообщалось, что президент Владимир Путин 29 июня подписал закон о защите гарантированного минимального дохода граждан от списания за долги.

Что могут, а что не могут забрать кредиторы, разбиралась «Парламентская газета». Источник:

Верховный суд уточнил нормы изъятия единственного жилья у должников

Включать единственное жилье в конкурсную массу можно не только в случае, когда должник манипулирует нормами закона. ВС считает, что продать такую недвижимость можно, если ее характеристики и рыночная стоимость существенно выше необходимого минимума Фото: Александр Щербак/ТАСС Верховный суд (ВС) России дал определение по делу о банкротстве должника, который добился исключения из конкурсной массы единственного жилья, РАПСИ (Российское агентство правовой и судебной информации).

В своем решении ВС учел недавнюю , который считает возможным изымать единственную недвижимость у должников, если она превосходит жилищные нормативы, и разъяснил порядок такого изъятия. ВС считает, что норма исполнительского иммунитета не исключает возможности ухудшения жилищных условий должника — главное, чтобы сам банкрот и члены его семьи остались обеспечены пригодной для проживания недвижимостью метража, соответствующего нормам предоставления . Исполнительский (имущественный) иммунитет — запрет на изъятие у должника единственного жилья, если оно не является предметом залога.

Норма закреплена в ст. 446 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) РФ.

Рекомендуем прочесть:  Желтые пятна на экране смартфона

Такую позицию ВС сформулировал при рассмотрении дела о банкротстве жителя Хабаровского края Владимира Балыкова. Банкрот через арбитражный суд добился исключения из конкурсной массы 366-метрового дома на участке 2,1 тыс.

кв. м. Верховный суд отменил это решение и отправил материалы дела на повторное слушание в суд первой инстанции. С точки зрения ВС, в ходе банкротства финансовому управляющему нужно было провести собрание кредиторов для оценки целесообразности продажи дома и участка с предоставлением должнику замещающего жилья.

С точки зрения ВС, в ходе банкротства финансовому управляющему нужно было провести собрание кредиторов для оценки целесообразности продажи дома и участка с предоставлением должнику замещающего жилья. Если единственное жилье банкрота с учетом издержек на его реализацию существенно дороже возможного замещающего жилья по нормам соцнайма, может быть принято решение о его изъятии, считает высшая инстанция. «Отказ от исполнительского иммунитета должен иметь реальный экономический смысл как способ удовлетворения требований кредиторов, а не быть карательной санкцией (наказанием) за неисполненные долги или средством устрашения должника, — отмечает ВС в своем решении.

— Необходимым и предпочтительным является проведение судебной экспертизы рыночной стоимости жилья, имеющего, по мнению кредиторов, признаки излишнего (это влечет за собой необходимость оценки и стоимости замещающего жилья, а также издержек конкурсной массы по продаже существующего помещения и покупке необходимого)». Приобретение замещающего жилья должнику может взять на себя финансовый управляющий или один из кредиторов, в интересах которых изымается единственное жилье банкрота, уточняет Верховный суд. В первом случае для покупки могут быть использованы средства от продажи другого имущества должника из конкурсной массы, затем эти расходы компенсируются от продажи недвижимости.

Во втором случае — за счет собственных средств кредитора, тоже с последующей компенсацией.

Решение о том, как приобретается замещающее жилье, должно приниматься на собрании кредиторов, подчеркивает ВС. По итогам такого собрания может быть поставлен вопрос об ограничении исполнительского иммунитета — он должен рассматриваться в арбитражном суде, где слушается дело о банкротстве.

Еще один важный момент, который отмечает высшая инстанция, — право собственности на изымаемую недвижимость банкрота должно быть прекращено не раньше, чем он получит замещающее жилье. В своем определении Верховный суд напомнил еще об одном основании для отказа в исполнительском иммунитете должнику: если тот злоупотребляет правом — например, или меняет место регистрации только для того, чтобы стать собственником единственного жилья.

«Среди обстоятельств, которые имеют значение при оценке поведения должника на предмет добросовестности, помимо прочего, следует учесть и сопоставить, с одной стороны, моменты предъявления претензии, иска о взыскании долга, вынесения решения о присуждении, возбуждения исполнительного производства, дела о несостоятельности, а также извещения должника об этих событиях и, с другой стороны, причины изменения регистрации по месту жительства»

, — отмечает ВС.

Сопоставив эти факты, суд должен принять решение — были ли действия должника только фиксацией давно сложившегося положения дел, руководствовался ли он только объективными причинами без намерения нарушить интересы кредиторов. Такими объективными причинами, с позиции суда, могут быть болезнь близкого родственника, который нуждается в постоянном уходе, закрытие единственной школы в городе, где учились дети должника, закрытие градообразующего предприятия, где он работал, и т.

д. С позиции Конституционного суда (КС), изъятие единственного жилья должника может не считаться неконституционным, если оно явно превосходит по своим характеристикам жилищные нормативы.

Такую позицию КС высказывал еще в 2012 году, недавно инстанция , в котором говорится, что в своих решениях больше не будет считать норму исполнительского иммунитета абсолютной.

Читайте также:

ВС запретил отбирать у банкрота единственное жилье

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов Кредиторы из Ижевска вместо «двушки» предоставили банкроту жилплощадь значительно меньше. Первая инстанция вступилась за несостоятельного гражданина, а вот апелляция и кассация «выселение» разрешили.

Тогда должник пожаловался в Верховный суд.

«Собрание кредиторов может навязать собственность должнику?»

– поинтересовался на заседании ВС судья Иван Разумов. Кредиторы посчитали квартиру лишней, так как банкрот в ней не жил, а сдавал.

В 2021 году Дмитрия Стружкина признали несостоятельным, из конкурсной массы суд вывел его единственное жилье – квартиру в самом центре Ижевска. Но кредиторы посчитали, что должнику хватит и меньшего, потому что в «двушке» размером 40 кв.

м сам он не живет, а раньше сдавал ее под офисные помещения. На собрании они решили выселить банкрота из его квартиры, а взамен предоставить другую, поменьше и подальше от центра. Подходящим, по их мнению, вариантом оказалась «однушка» площадью 19,3 кв.

м в другом районе города.С разменом недвижимости не согласился должник. Он попытался признать недействительным решение собрания кредиторов через суд. По его мнению, единственное жилье нельзя заменить на квартиру поменьше, законом такая возможность не предусмотрена. Действия кредиторов нарушают «иммунитет» помещения.Алексей Лебедев, кредитор, который должен предоставить другую жилплощадь, возражал.

Действия кредиторов нарушают «иммунитет» помещения.Алексей Лебедев, кредитор, который должен предоставить другую жилплощадь, возражал.

По его мнению, квартира для Стружкина является избыточной, то есть роскошной, поэтому ее заменили на недвижимость «поскромнее». Но первая инстанция посчитала, что квартиру в 40 кв. м нельзя назвать элитной. Это обычное жилое помещение по меркам субъекта, а переселение должника только увеличит расходы в процедуре банкротства.

Поэтому «заступился» за Стружкина и удовлетворил его заявление.Лебедев с этим не согласился и подал апелляцию. Он указал, что выселение значительно не повлияет на стоимость процедуры: «Максимальные расходы – это 1500 руб. на машину для перевоза мебели».

Кредитор отметил, что в спорной квартире должник не живет, а ее продажа – единственный способ достичь целей реализации имущества. С ним согласился и суд. Он обратился к нормам жилплощади, установленным в Ижевске решением Гордумы. На одного человека полагается 13,3 кв.

м, так что квартира на замену не нарушает имущественные права должника.

Апелляция обратила внимание на расположение новой жилплощади: в пределах города, в нескольких минутах от остановки общественного транспорта.

То есть, решил , у должника будут необходимые условия для жизни, а кредиторы получат расчет. Поэтому суд отменил решение первой инстанции.

Это решение «засилил» суд округа.Тогда уже Стружкин попытался обжаловать акты апелляции и кассации и обратился в . Он заявил, что фактически лишился единственного жилья, потому что суды ошибочно применили ст. 446 ГПК (имущество, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам).

В норме, по его словам, нет критериев оценки «достаточности» недвижимости ().Заседание в ВС прошло 22 октября 2020 года. Финуправляющий и Алексей Лебедев со своим представителем Верой Хабаровой приняли в нем участие по видеосвязи. На заседание явилась юрист Бартолиус Федеральный рейтинг.

группа Банкротство (включая споры) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Уголовное право 2место По выручке на юриста (более 30 юристов) 25-27место По количеству юристов 9место По выручке × Наталья Васильева, представитель Юрия Назарова, еще одного кредитора. Она заявила, что должник злоупотреблял своими правами. В единственном жилье не проживал, а сдавал под офисы.

И только перед самым банкротством перевел квартиру в жилой фонд. Хотя, по словам Васильевой, продолжил сдавать ее коммерческим организациям, то есть извлекал выгоду.– А если должник проживает у родственников или друзей, то свое жилье ему не нужно? – поинтересовался председательствующий .– Он не раскрывает свое место жительства, это злоупотребление, – ответила Хабарова.

Расстояние между единственной квартирой и предоставленной взамен 6 км. Обе они располагаются на первом этаже малоэтажного дома.

Речь идет о практически идентичном жилье, – заключила она.– Это самый основной вопрос. По каким критериям собрание кредиторов определяло новую квартиру? – уточнил Капкаев.Васильева повторила, что они руководствовались нормами жилья в Ижевске, которые утверждены Гордумой.

На человека полагается 13,3 кв. м. Представитель Лебедева отметила, что, исходя из этих норм, жилье предоставляют ветеранам, сиротам. Передавая одну квартиру взамен другой, кредиторы удовлетворили конституционные права банкрота на жилище, посчитала Хабарова.– Собрание кредиторов может навязать собственность должнику против воли?

Может подарить насильно? – уточнил судья ВС .– От квартиры Стружкин может отказаться, если она ему не нужна, – ответила Васильева.

– Я очень сомневаюсь, что такие же доводы кредиторы приводили, если бы встали на место должника, – отметил уже Капкаев.Тройка судей ненадолго удалилась в совещательную комнату, а после огласила решение: акты апелляции и кассации, которые разрешили размен квартиры, отменить.До сих пор нет однозначных критериев, которые позволили бы в рамках дел о банкротстве отграничивать единственное роскошное жилье от того, иммунитет которого стоит сохранить, считает Дарья Захарова из Бородин и Партнеры Региональный рейтинг. × .По словам судебного юриста Максима Саликова, дал новое веяние, позволив кредиторам предоставлять должнику замещающее жилье. Но своим решением исключил дальнейшее развитие такой практики.Отказ ВС от применения нового подхода к исполнительскому иммунитету, по мнению Антона Красникова, партнера ЮК ЗАО «Сотби» Федеральный рейтинг.

группа Банкротство (включая споры) группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) × , может быть обусловлен сложностью реализации механизма. Должника нужно обеспечить пригодным для постоянного проживания жильем.

Это существенно увеличит сроки рассмотрения дела о банкротстве.Вероника Тихомирова из Олевинский, Буюкян и партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) 22место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 30место По количеству юристов 39место По выручке × отмечает, что ВС занимал подобную позицию и по делу . Тогда судьи отметили, что правила обмена роскошного жилья на необходимое не выработаны, нет и критериев «допустимой» жилплощади.

Красников полагает, что вопрос об исключении единственного жилья из конкурсной массы или замены его более скромным суды будут решать с учетом обстоятельств каждого конкретного дела.