Главная - Статьи - Женские бани на зоне

Женские бани на зоне


«Новеньких отправляли в баню, а дальше без одежды на «осмотр»»- как жили девушки в ГУЛАГе


10 августа365 тыс. прочитали526 тыс. просмотр публикацииУникальные посетители страницы365 тыс. прочитали до концаЭто 70% от открывших публикацию4 минуты — среднее время чтенияО том, как в ГУЛАГе жили женщины, описано в воспоминаниях тех, кто прошёл сквозь эту бездушную государственную систему.

Жён, матерей, сестёр, дочерей «врагов народа». А также – осуждённых за антисоветскую агитацию, по 58-й статье: глупо угодивших в ГУЛАГ за свой длинный язык, по доносам подлых людей. Уголовницы ведь мемуаров не писали.Эта статья написана по воспоминаниям четырёх узниц ГУЛАГа:

  • Анны Лариной (жены Бухарина);
  • Валентины Яснопольской (сидела за участие в подпольной организации Истинно-православная церковь»);
  • Ирины Пиотровской (Янковской) (по её словам, прочитала на мероприятии стих Есенина «Возвращение на родину», что было расценено как антисоветская агитация);
  • Нины Гаген-Торн (арестована в 1936 году по «делу Академии наук», в которой она работала).

Мужская и женская форма одежды в одном из лагерей.

Фото в свободном доступе.В лагерях женщины жили в таких же холодных бараках, что и мужчины. Иногда там создавались приемлемые бытовые условия и некоторое подобие уюта: не так тесно, как обычно стояли нары, выделялись тумбочки – по одной на двух заключённых.

Окна украшали марлевые занавески.Стол в середине барака был всегда накрыт белой скатертью. Однако, кроме дневальной, сидеть за этим столом было некому: после работы все приходили очень уставшими и, кое-как помывшись в раковине или тазике, валились на нары – скорее спать!

Вставать-то ни свет ни заря. А выходной был лишь раз в месяц, и то – при условии выполнения производственного плана.Нина Гаген-Торн вспоминает, что в их лагере было 12 бараков. Плюс столовая, баня, медпункт, каптёрка (склад) и контора начальства.

Главную часть зоны занимала швейная фабрика: несколько больших бараков.

Только внутри – не нары, а длинные столы в два ряда. На них – ряды швейных машин, поставленных так плотно, чтобы только можно было вертеть ручку и отправлять дальше отстроченную деталь: рукав, карман, воротник.Так выглядел лагерный барак. Фото в свободном доступе.На фабрику ходили строем, через проходную.

Сидели по 10 часов, по конвейеру сшивая детали. Остальное время дня уходило на то, чтобы строем сходить в столовую на обед и на ужин.

Тех, кто не выполнял норму за 10 часов, задерживали за машинкой на 1-2 часа. Если и это не помогало – штрафной паёк: уменьшали пайку хлеба, снимали второе блюдо.Зато передовицам производства, перевыполнявшим план, в выходной день (который был один, в конце месяца), устраивали «танцы с мальчиками» – приводили под конвоем передовиков-мужчин, работавших на мебельной фабрике мужского лагеря.

Танцы проводили в столовой, под баян.Ирине Пиотровской повезло меньше: она попала на строительство железной дороги, где работа была очень тяжёлой: приходилось возить тачками грунт, носить камни, укладывать шпалы и рельсы.

Энергии на эту трудоёмкую работу уходило очень много, и скудного лагерного питания не хватало. Все худели и превращались в жилистых «доходяг», похожих на борзых собак.Рабочая одежда: спецовка со штанами, но юбки тоже были. Фото в свободном доступе.Пиотровская утверждает, что слабосильным было легче сохранить здоровье: их отправляли в обслугу, на подсобные хозработы.

Там женщины постепенно приспосабливались – и жили относительно неплохо. А крепкие и здоровые

«попадали в мясорубку производства, и их нещадно смалывали»

, – отмечает Ирина.Как шёл отбор? Очень просто.Всех новоприбывших женщин отправляли в баню, а после – сразу, в чём мать родила – на медосмотр.

К их удивлению и возмущению, на там были не только врачи, но и лагерное начальство. Оно сразу же определяло, при помощи медиков, кого на какие работы направить.

После чего новоприбывшим женщинам выдавали одежду и распределяли их по баракам.Женщины на строительстве или ремонте железной дороги. Фото в свободном доступе.Пожилыми женщинами, от которых нельзя было добиться толку на работах, заполняли отдельный барак, который в шутку называли «барак малолеток» (от 60 до 80 лет).Яснопольская вспоминает, что у них в лагере был ещё отдельный барак для осуждённых за работу по «самой древней» профессии: «Как раз прошла чистка городов, и их всех оттуда выслали.

Среди них было много больных профессиональными болезнями».Если же в лагере были женщины, которых арестовали вместе с грудничками или 1-2 летними детьми – для них был отдельный «мамочкин барак». К детям все женщины тянулись, даже их матерей обычно звали по имени детей: Любочкина мама, Васькина мама, Ванькина мама. А как её саму зовут, часто и не знали.� В бараке, у печки-буржуйки.

Фото в свободном доступе.Интересную историю рассказала Анна Ларина.

С ней сидела женщина из Одессы по имени Дина, которую муж много лет назад бросил с двумя детьми.

Он никогда не выходил на связь, и она ничего не слышала о нём. Пока её не арестовали как «жену врага народа».Оказалось, что бывший муж в другом городе сделал партийную карьеру и занимал высокий пост.

Но попал под каток репрессий. Никакие объяснения Дины не помогли: официально их брак не был расторгнут.Так и жили. Оптимистки регулярно приносили радостные вести: что к 1 Мая… 7 ноября обязательно будет амнистия. Старались надеяться на лучшее…Спасибо за прочтение статьи! Ставьте лайки,✅ на мой канал у нас есть � , � и канал �.

Ставьте лайки,✅ на мой канал у нас есть � , � и канал �. Пишите своё мнение!Вопрос к читателям:Как Вы считаете, были ли условия для женщин мягче, чем для мужчин?О последнем оборонительном сражении Красной Армии можно смотреть здесь:

Тюрьма и жизнь за решеткой

Следом шел массажист, и замыкали процессию «петухи». В предбаннике накрывали стол, где, кроме закусок, имелся коньяк, водка, спирт или самогон.

Это от платежеспособности зависело.

Были такие осужденные, что просыпались к обеду и, выйдя на центряк, останавливали проходившего мимо прапорщика.

Протягивали инспектору крупную денежную купюру и велели принести пива.

Сдача оставалась вертухаю. В общем, блатные мылись красиво. Парились, пили, им делали массаж.

За столом прислуживали слуги. Потом в ход шли «петухи» или «личинки» (тайные любовники из молодых пацанов).

Там же играли о карты и даже устраивали разборки.

Помимо парилок и саун, на промке было много небольших душевых. Их мы посещали после занятий спортом. В бараках имелись нормальные туалеты с умывальниками для рук и ног.

Вонючее ШИЗО Через четыре года мне стало скучно и я подал заявление о переводе на поселение. Рассчитывал попасть под Питер. Вроде договорился с начальством, но вмешался случай.

Пока я сидел на пересылке и ждал приезда «хозяина» местной поселухи, он попал в аварию. Его и замполита вез пьяный поселенец на своем «Опеле Калибре».

По дороге иномарка улетела с трассы.

Все попали в больницу. Так я отправился на Север. Добирался до точки целый месяц этапом.

Повезло, но минуя ярославский централ, нас прямиком доставили в Вологду.

Там тюрьма ремонтировалась. Этапников разместили в больничном корпусе. Двухъярусные настилы во всю камеру и куча народа.

По причине ремонта в баню не свели. В дороге мы были два дня. На «Победовке» помылись только при поступлении, потом десять дней парились в маленькой камере с настилами и без белья. Еще две недели провели в Вологде.

Дальше ехали еще через две пересылки. Там нас тоже не мыли. Наконец прибыли в Архангельскую область.

Душ на поселении работай только вечером.

Нам объявили, что со следующего дня мы выходим на работу.

До нее добираться три часа в кузове машины. Столько же обратно. Подъем в пять. Выезд в шесть. Работа с девяти до шести.

В девять вечера, если не сломается машина, мы в поселке.

Женская исправительная колония (63 фото)

В колонии существует секция спорта и досуга (ССД), которая включает в себя библиотеку, курсы по акробатике и, конечно же, организацию культурно-массовых мероприятий.

В этом учреждении проводятся самые лучшие и самые костюмированные концерты среди всех зон33. Бригадир первого отряда Бибигуль, куда относится ССД, признается, что много сил было вложено, чтобы добиться такого уровня проведения шоу. Администрация охотно идет навстречу, дает возможность тренироваться, выделяет деньги, предоставляет обучающие видео34.35.36.

Костюмы и декорации заключенные делают своими руками, могут из ленточек и кусочков сшить бальные платья37. По вечерам играют в интеллектуальную игру «Поле чудес»38.

В ССД есть несколько девушек, чьи спортивные и танцевальные данные отвечают требованию секции39. Ольга — физорг (организатор физкультурной работы) и постановщик танца ССД, возраст — 32 года.

Статья 259 – наркотики.Она отсидела больше семи лет.

Осталось до звонка 2 года и 10 месяцев.

Про свою личную жизнь не любит рассказывать. В другом учреждении была злостной нарушительницей, поэтому на УДО не прошла.

Здесь, в УГ – 166/ 11 – она нужный человек, мастер – золотые руки: электрик, плотник и специалист по сварочно-монтажным работам. Всему этому обучилась на зоне40. Кроме того, Ольга успешно руководит секцией акробатики41. Катя занимается акробатикой и танцами в ССД. Возраст 32 года. 259 статья – наркотики.
Возраст 32 года. 259 статья – наркотики.

Срок – 11 лет, отсидела 4 года 4 месяца.В Актау, где она жила, у нее был свой небольшой магазинчик одежды.

Она с подругой часто летала в Турцию за товаром. Потом решила привезти таблетки экстази, не для продажи, а для личного пользования.

Теперь ее две дочки остались на попечении 63-летней мамы-пенсионерки. В последний раз она видела их два с половиной года тому назад, у мамы нет возможности привозить дочек на долгосрочное свидание.

Теперь она видит лишь на фото, как растут ее дочки. Катя точно поняла, что ни одно удовольствие в жизни не стоит того, чтобы променять его на возможность воспитывать самой своих детей.

Тюрьма и жизнь за решеткой

В банный день в зоне петухи трудятся с тройной нагрузкой На свободе помыться дело проще пареной репы — залез в ванну или сходил в баню.

В местах лишения свободы наведение чистоты — сложный процесс, он даже носит особое название — помывка.

Культпоход с мочалкой и мылом.

В нашей колонии — это целое мероприятие.

Баня бывает раз в неделю. Для каждого отряда свой день. В принципе, можно нацепить нагрудный знак другого барака и просочиться в помывочную.

Но там дежурят вертухаи — вдруг нарвешься на знакомого.

У меня в этот день одна забота — найти напарника. У кого есть «семейники», тем проще — они ходят мыться толпой.

Ну а мне нужно искать такого же одиночку. Напарник нужен не для защиты собственного зада и не для того, чтобы потереть спину. Дело в том, что в общей раздевалке нельзя оставить свои вещи без присмотра.

Воруют все: ношеные носки, трусы, футболки, обувь.

Перспектива возвращаться в барак голышом меня как-то не прельщает. Напарника найти не так просто.

Как я уже говорил, у кого-то есть свои «семейники».

Другие ходят мыться в кочегарку или на промку. Некоторых нельзя брать в сторожа, потому что они любители попариться — их вещи будешь охранять несколько часов. Мне повезло — мой вменяемый сосед тоже хочет помыться.

Пропуск для выхода из локального участка не нужен, бирка на груди его заменяет. Еще нужно иметь с собой пакет с мыльно-рыльными принадлежностями, чтобы было видно, куда идешь.

По понятиям и по этикету, всем возвращающимся из бани положено говорить «с легким паром». Приятелей поздравляют, помимо легкого пара, и «с чистой дырочкой», имея в виду анус, — местный юмор такой. Те, кого мы приветствуем, в свою очередь интересуются, куда мы идем.

Или просто спрашивают: ? Вопрос просто достает. Его задают и встречные сотрудники.

Куда, блин, может идти зек с мочалкой и мылом?! Некоторым я зло отвечаю, что, дескать, иду задницы посмотреть. Кстати, судя по взглядам, иные заключенные приходят посмотреть именно задницы.

Куча самцов-страдальцев просто пялятся на голые ягодицы молодых осужденных. В раздевалке сложно найти свободное место, тем более что нам нужно два места рядом.

Арестанты развешивают и раскладывают свои шмотки очень свободно, да и сами тоже располагаются так, как будто они одни. Ждем, пока кто-нибудь уйдет. Я отправляюсь мыться первым. Ох, нелегкое это дело! Сначала нужно найти тазик. Их мало — все растащили по отрядам. Когда таз освободится, то надо отстоять очередь, чтобы его помыть.

Когда таз освободится, то надо отстоять очередь, чтобы его помыть.

Вода течет еле-еле. Некоторые арестанты задерживают других, стирая и полоская свои шмотки. Народ нервничает, начинаются конфликты. Тут невольно позавидуешь «петухам» — у них отдельные тазы и кран.

По крайней мере в бане у них привилегия. Сколько стоит случка? В парилку лучше не соваться — там толкучка и ругань. Все хотят залезть наверх внаглую.

Полощусь в тазике. Помывкой это назвать сложно. Хорошо еще, лето стоит теплое.

А в холодную погоду в бане ужасный дубак. Крыша дырявая, в дождь она течет, как решето.

Стою в очереди к крану и рассматриваю татуировки. У зеков их много. Большинство из наколок — просто бездарные портачки, но встречаются среди них и вполне приличные. Мне нравятся копии знаменитых картин.

На свободе я любил ходить по музеям. Здесь же доступны только нательные копии шедевров. По ним же можно изучать иностранные языки: латынь и английский.

Практически все моющиеся исколоты татуировками до синевы. Полностью помывшись и истратив на это всего три тазика воды, выхожу в раздевалку.

Отдаю тазик напарнику. Он уходит.

Вытираясь полотенцем, я одновременно выслушаю жалобы очередного обворованного арестанта.

Раздевалка имеет много закутков. Все они завешаны одеждой. «Крысы» воруют в бане постоянно. Потерпевшими бывают даже «обиженные».

Хотя если выяснится, что «мужик» надел что-то из вещей «петуха», то «мужика» «опустят». Как все это надоело! Сами себе жизнь портим. Если бы все вели себя порядочно, отбытие наказания превратилось бы в отдых.

Через час возвращается напарник. Идем назад в отряд. На плацу нас обыскивают инспектора.

Встречные зеки говорят: «С легким паром!» Мы же не спрашиваем встречных, куда они идут.

В бараке пьем чай. Даже по карамельке к нему нашли. В колонии карамелька — хорошее угощение.

Здесь свои ценности. Что говорить, если минет или чужой зад стоит пачку «Примы» без фильтра или спичечный коробок чая. В принципе, это я высшую таксу назвал. Можно и за пару сигарет добазариться.

Столько же пайка хлеба (двести граммов) стоит. Про «петухов» я упомянул не зря.

В банный день они пользуются повышенным спросом. Сами «обиженные» чисто вымытые и не пахнут, как обычно, туалетом и грязными тряпками. Те, кто их пользует в зад, имеют возможность помыться в бане.

В другие дни после грязного зада можно только подтереться туалетной бумагой или дать «петуху» облизать член.

В умывальнике не принято мыть гениталии. Так что сегодня у «» урожайный день. К сушилке, где они трудятся, уже выстроилась очередь.

У каждого страждущего с собой курево и чай. К концу дня «петух» с трудом передвигает ноги, а челюсти его нестерпимо болят. Зато столько местной «валюты» он зарабатывает!

Малую часть «петух» отдает «атаснику», стоящему на шухере.

Хорошую долю засылает «главпетуху» за «крышу» и хорошее отношение.

Интересно, что у «главпетуха» блатные берут курево на «общак», если, конечно, пачка запечатана.

Совсем воровские понятия прогнили! Свист и топот Так незаметно наступил вечер.

Скоро отбой. Хочется спокойно уснуть. Черт, зря надеялся. Сегодня в половине одиннадцатого по телевизору покажут очередной боевик. Киноманы ходят по секциям с целлофановым пакетом и агитируют посмотреть после отбоя фильм.

Те, кто согласится его смотреть, должны положить в пакет две сигареты для «атасника». После отбоя начинается сущий бедлам. Только задремлешь — раздается громкий свист.

Значит, к бараку приближаются сотрудники. Все начинают ломиться из телевизионки. Топот, суета. Проходы узкие, толпа большая, темень кромешная. Нужно успеть лечь на свое спальное место. Минут пятнадцать фильма пропущено — это сотрудники делают обход. Как только вертухаи уйдут, киноманы снова собираются в телевизионке.
Как только вертухаи уйдут, киноманы снова собираются в телевизионке. Я начинаю дремать. И опять — свист, которому позавидовал бы сам Соловей-разбойник, и топот.

Так повторяется много раз. Хуже всего, это когда боевик двухсерийный. Или когда после него решают посмотреть спортивную передачу.

Тогда всю ночь будут носиться из телевезионки в спальню и назад.

После днем отсыпаться зарабатывая взыскания. Некоторые любители телевизора таким образом условно-досрочного освобождения лишаются.

Имеют шанс уйти на волю на несколько лет раньше но «чалятся звонком».

Во всем «ящик» виноват. Другие же не высыпаются из-за киноманьяков. Потом дремлют днем и тоже зарабатывают нарушения. Игорь Залепухин По материалам газеты «За решеткой» (№9 2010г.)

Ужасы женских бань

Цитата: Во-первых, в бане всегда есть свои котировки.

Если у тебя нет вполне определенного набора всяких принадлежностей – ты не в теме.

Предложишь проветрить в парилке – могут легко сказать: «сначала шапочку надень, а потом нас учи». Если же у тебя, наоборот, слишком много всяких примочек – то на тебя смотрят с ухмылкой.

«Общака» там нет, так что всё, что ты можешь сделать для всеобщего блага – это не выёбываться.

Интересно, что сама телесность (худоба, полнота, строение тела) значения не имеет. Голое тело присутствует как бы по умолчанию, как нечто обязательное для пребывания там. Подобно приговору в тюрьме. Во-вторых, «масти» в женской бане, как и в тюрьме, назначаются самопроизвольно и очень связаны с возрастом.

Наиболее мужеподобные и взрослые женщины (обычно их несколько), берут на себя поддержание нужной температуры в парилке. Тем, кто помоложе, они часто указывают на количество листьев с однозначным намеком «подмели бы, раз сидите, женщины все-таки».

Те же немногие смельчаки, которые прыгают в ледяной бассейн (очень холодный) могут мгновенно получить право контролировать температуру:

«пусть-пусть поддаст, она знает толк, видела, как она в ледяной воде-то плещется?»

Интеллигентная дама одинока, она ходит в баню одна и без шапки. То есть даже вокруг себя не может построить «стену из друзей», но легко берётся судить об окружающих — начитавшись идиотских книжек «про тюрьму». Основной источник знаний советского интеллигента — не жизнь, дурацкие книжонки.

Оказывается, «масти как и в тюрьме назначаются произвольно».

Отринем сразу незнание терминологии, ибо «масти» никакого отношения к ситуации в бане не имеют. Раз уж масти, отчего не указано, где банные пидоры?

Где пидорский куток, где дырявые тазики?

Интеллигентной даме неведомо, что такое «произвольно» и что такое принципы организации иерархий в коллективах — у неё всё произвольно. Ей неизвестно, что такое авторитет и каким образом окружающие определяют наличие оного.

Неясно, как себя вести, чтобы вызвать уважение к себе. Непонятно, чем пятнадцатилетняя дурочка отличается от пожилой тётеньки — ведь для интеллигентного человека все равны. Ну, просто потому, что данная разновидность граждан не способна жить своим умом, а «мнения» и «понимания» черпает из дурацких книжонок.

Интеллектуалка, очевидно, никогда не слыхала, что, к примеру, среди ВУЗов тоже есть иерархия. Одно дело — университет в Перми, другое — в Питере, третье — в Москве, и уж совсем другое — Гарвард или Оксфорд.

Понятно, что данная иерархия тоже создаётся произвольно, но вот поди ж ты. Можно сходить на кладбище, там тоже всё произвольно: на центральной аллее залегли одни, а по углам распиханы совсем другие, так уж карта легла. Можно и в школу сходить, там тоже иерархии произвольные: вот этот — умница и отличник, а вот этот — двоечник и дурак.

Забредший в баню новичок, как правило, выступает с оригинальными предложениями: а давайте плеснём на камни пивка!

Дурачку неведомо, что пиво на камни льют только в идиотских книжках, а в общественных банях этого делать нельзя. Ибо нынешнее пиво никакого отношения к «хлебному запаху» не имеет, а на раскалённых камнях просто горит, наполняя парилку дымом. Люди заплатили деньги и пришли париться, а не участвовать в экспериментах случайно забредшего с улицы дурачка.

Правда, дурачок может умело подкинуть и когда в парилке никого нет, что никак не поменяет результата.

Зачем ему думать о других? Он ведь знает, он в книгах читал. А нет пива — дурак и «ягуара» нальёт.

Кстати, в мужской бане за всё это и по харе можно выхватить. В женскую баню — ни ногой!!!

Один день в женской колонии (15 фото)

Чай дорогой, лежать на кровати не разрешают, телевизор можно смотреть только в определенное время, родным звонить тоже часто нельзя, кормят сытно, но просто.

Им (в основном убийцам и распространителям наркотиков) некомфортно. Они (в основном убийцы и наркоманки) недовольны.

0 После утренней проверки заключенные строем идут завтракать.

Далее развод на работу. Перед и после работы производится досмотр.

Мало ли кто что-то захочет пронести или вынести. Трудовой день начинается в 08:00 утра, заканчивается в 17:00. Есть три перерыва: на обед и перекуры.

Даже зарплату платят – МРОТ. И практически все трудоустроены. Часть заработной платы идет на оплату электричества.

Так что не за все платит государство. Деньги зачисляются на счет. На них покупаются чай, сигареты, прокладки, обувь, средства гигиены.

Все, что может понадобиться. Кстати, в тюрьме есть свой магазин. Ассортимент не самый большой, только самое необходимое.
0 На следующий день после посещения колонии мне казалось, что они слишком хорошо живут.

Убийцы, воровки, распространители наркотиков имеют права, свободное время, могут развлекаться и есть вкусную еду, им платят деньги за работу, а государство их полностью обеспечивает. Потом вспомнилась поговорка: «От сумы и от тюрьмы не зарекайся».

За колючей проволокой не настоящая жизнь – имитация. И не дай бог там оказаться не по работе.

И еще: не судите и не судимы будете.

Источник: Ссылки по теме:

«Забычила — и получился разбой» Узница женской колонии о лесбийской любви, заколотых детях и беспределе

Сама волокла два тяжеленных чемодана, никто из сотрудников не помог.

С нами были еще две мамочки с младенцами: одному три месяца, другому девять. Сотрудницы у них молча забрали детей, они спрашивают — куда?

Те ответили им по-хамски. Сразу поняла, что здесь все будет очень жестко. Фото: После родов я стала работать нянечкой в доме ребенка при колонии.

Декретный отпуск 71 день. У меня были 15 новорожденных, я буквально выползала с работы. Малыши постоянно плачут, потому что голодные, морально очень тяжело. Даже не было возможности увидеть своего ребенка.

Впервые сына увидела через четыре месяца.В Можайке с 2010 года зечки жили вместе с детьми, но потом из-за какой-то инфекции детки стали умирать, и корпус совместного пребывания закрыли. В 2012 году его открыли, но мамочки все равно не жили с детьми. И вот мы — десять мамок — стали ходить к администрации и выбивать совместное проживание.

Писали жалобы президенту, уполномоченному по правам человека, по правам ребенка. У меня была подруга Юля, она юридически подкована была — адвокат, помогала нам.Большинство наших жалоб не уходили из колонии, администрация все время придумывала разные отмазки — просто им не хотелось брать ответственность: это же постоянные проверки, излишнее внимание к колонии.

Нас прятали от проверяющих, когда приезжали представители общественной наблюдательной комиссии (ОНК), чтобы мы не жаловались им.

Мы, в свою очередь, шли на шантаж, что все расскажем про здешние порядки, если нам не разрешат жить с детьми. В итоге, когда моему Матвею исполнилось восемь месяцев, мы стали жить вместе.Ничего слаще морковки мой сын не видел.

Я была в постоянном поиске вкусняшек для него, витаминов. Конфеты, печенье, фрукты — все под запретом.

Можно только то, что в официальном меню, а там только зеленое яблоко. Когда я в первый раз дала ему банан — Матвею было полтора года, — он не знал, что с ним делать.

Раз в полгода подруга присылала посылку, а там дефицит: влажные салфетки, подгузники, игрушки.Когда смотришь на своего ребенка и понимаешь, что ты не можешь ему ничего дать, — это убивает.

«Тонкости похода в баню на зоне».

Рассказываю, почему лучше не поднимать мыло и зачем зэки ходят в баню по двое

28 октября 20209,4 тыс. прочитали10 тыс. просмотров публикацииУникальные посетители страницы9,4 тыс. прочитали до концаЭто 91% от открывших публикацию2 минуты — среднее время чтенияДобрый день уважаемый читатель.

Ну или давайте по-старому, здарова мужики и блатные и просто ровные ребята!Рад снова видеть вас на своем канале, где я делюсь своими знаниями, которые довольно-таки эксклюзивны.

Да, многие сидели и знают о тонкостях той самой отсидки, но каждый человек, каждая зона индивидуальна и каждый несет своего рода уникальную информацию. Согласны?Так что если хотите следить за тем, что я рассказываю, то подписывайтесь на канал, постараюсь рассказывать, как можно интереснее.Что касается сегодняшней темы статьи, то она будет про баню.

А точнее про то, какие странные для вольного человека в той самой бане могут быть обычаи.Кто читал мои предыдущие статьи, тот скорее всего уже понял, что на зоне не так все просто, как может показаться на первый взгляд.

Живут и живут, — скажет вольный человек, которые никогда не бывал по ту сторону.Но на самом деле, та самая жизнь, это совершенно другое, что принято понимать за пределами зоны.Это касается и обычного похода в баню на зоне. Скажу сразу, баня – это просто название, как минимум, настоящих бань я своими глазами не видел.Ну с веником, парилкой и прочими выкрутасами.Для заключённого баня – это таз, горячая вода и место, куда можно поставить этот таз. Ну и душ, разумеется. Так что если вы слышите слово баня, вы там губу не раскатывайте, обычный душ, не более.А то кто-то захочет бесплатно искупаться и будет разочарован, сильно разочарован).Да и тот факт, что распорядок похода в баню довольно-таки скудный, вышло так, что начальство посчитало, что мыться нужно не чаше чем раз в неделю, вот и приходиться терпеть.Что касается тонкостей похода в баню, то главное, что нужно помнить, так это следующие вещи:Лучше ходить по двое, ведь зона, это место где собрались немного вороватые люди и оставив свои портки, ты можешь их просто не найти на выходе из бани.Так что лучше взять кореша и мыться с ним по очереди.Второе, что нужно знать, так это то, что если ты хочешь, чтобы тебе не предъявили за чистоплотность, то нужно брать две мочалки и два мыла, один комплект для верха тела, а другой для низа.Помимо этого, не стоит поднимать мыло если оно упало.

И нет, это не из-за того, что кто-то может стоять сзади, все потому что оно стало грязным и подняв его, ты можешь запачкать свою репутацию.Так что, казалось бы, обычный поход в баню может нести столько нюансов, что представить себе сложно.Что можно сказать в итоге.

Наслаждайтесь жизнью на свободе, ведь на зоне, даже купаться – это дефицит, да еще и столько заморочен в себе несет.Ведите себе спокойно, всем крепкого здоровья, особенно нашим пожилым родителям, цени свою жизнь, цените чужую и цените жизни своих родителей.На сегодня все.

Если статья вам понравилась, то влепите свой лайк и поделитесь ею с друзьями., это позволит не пропускать мои статьи

Ужасы женских бань

Цитата: Во-первых, в бане всегда есть свои котировки.

Если у тебя нет вполне определенного набора всяких принадлежностей – ты не в теме. Предложишь проветрить в парилке – могут легко сказать: «сначала шапочку надень, а потом нас учи».

Если же у тебя, наоборот, слишком много всяких примочек – то на тебя смотрят с ухмылкой. «Общака» там нет, так что всё, что ты можешь сделать для всеобщего блага – это не выёбываться. Интересно, что сама телесность (худоба, полнота, строение тела) значения не имеет.

Голое тело присутствует как бы по умолчанию, как нечто обязательное для пребывания там. Подобно приговору в тюрьме. Во-вторых, «масти» в женской бане, как и в тюрьме, назначаются самопроизвольно и очень связаны с возрастом. Наиболее мужеподобные и взрослые женщины (обычно их несколько), берут на себя поддержание нужной температуры в парилке.

Тем, кто помоложе, они часто указывают на количество листьев с однозначным намеком «подмели бы, раз сидите, женщины все-таки». Те же немногие смельчаки, которые прыгают в ледяной бассейн (очень холодный) могут мгновенно получить право контролировать температуру:

«пусть-пусть поддаст, она знает толк, видела, как она в ледяной воде-то плещется?»

Интеллигентная дама одинока, она ходит в баню одна и без шапки. То есть даже вокруг себя не может построить «стену из друзей», но легко берётся судить об окружающих — начитавшись идиотских книжек «про тюрьму».

Основной источник знаний советского интеллигента — не жизнь, дурацкие книжонки. Оказывается, «масти как и в тюрьме назначаются произвольно».

Отринем сразу незнание терминологии, ибо «масти» никакого отношения к ситуации в бане не имеют. Раз уж масти, отчего не указано, где банные пидоры?

Где пидорский куток, где дырявые тазики? Интеллигентной даме неведомо, что такое «произвольно» и что такое принципы организации иерархий в коллективах — у неё всё произвольно. Ей неизвестно, что такое авторитет и каким образом окружающие определяют наличие оного.

Неясно, как себя вести, чтобы вызвать уважение к себе. Непонятно, чем пятнадцатилетняя дурочка отличается от пожилой тётеньки — ведь для интеллигентного человека все равны. Ну, просто потому, что данная разновидность граждан не способна жить своим умом, а «мнения» и «понимания» черпает из дурацких книжонок.

Интеллектуалка, очевидно, никогда не слыхала, что, к примеру, среди ВУЗов тоже есть иерархия. Одно дело — университет в Перми, другое — в Питере, третье — в Москве, и уж совсем другое — Гарвард или Оксфорд. Понятно, что данная иерархия тоже создаётся произвольно, но вот поди ж ты.

Можно сходить на кладбище, там тоже всё произвольно: на центральной аллее залегли одни, а по углам распиханы совсем другие, так уж карта легла. Можно и в школу сходить, там тоже иерархии произвольные: вот этот — умница и отличник, а вот этот — двоечник и дурак.

Забредший в баню новичок, как правило, выступает с оригинальными предложениями: а давайте плеснём на камни пивка!

Дурачку неведомо, что пиво на камни льют только в идиотских книжках, а в общественных банях этого делать нельзя. Ибо нынешнее пиво никакого отношения к «хлебному запаху» не имеет, а на раскалённых камнях просто горит, наполняя парилку дымом. Люди заплатили деньги и пришли париться, а не участвовать в экспериментах случайно забредшего с улицы дурачка.

Правда, дурачок может умело подкинуть и когда в парилке никого нет, что никак не поменяет результата. Зачем ему думать о других? Он ведь знает, он в книгах читал.

А нет пива — дурак и «ягуара» нальёт. Кстати, в мужской бане за всё это и по харе можно выхватить. В женскую баню — ни ногой!!!

«Это было очень похоже на концлагерь» Условия в женских зонах в России тяжелее, чем в мужских.

Как женщин-заключенных бьют и унижают, чтобы заставить работать, — на примере мордовской ИК-14

Они тебя послушают, подойдут к человеку, который поднял на тебя руку, и скажут: если делаешь, делай это тихо. На этом все, никаких мер не будет.— Какие нормы выработки на день?— Нормы выработки спускают бригадирам начальники производства. Зимой это порядка 80 костюмов (куртка и штаны) в день, летом — примерно в два раза больше, потому что там одежда полегче, летнего образца.

При этом никого не волнует, если людей в бригаде стало меньше.

Обычно в ней 40–50 человек, но люди вышли по УДО и вас стало 30, то шить вы все равно будете 150 летних костюмов. Если начинаешь жаловаться, тебе говорят, что ты лезешь не в свое дело, а на следующий день на тебя составят рапорт.— По сколько часов вы работали?— Мы работали постоянно, буквально жили на производстве.

Домой нас отпускали около часа ночи, еще час на помыться. Около двух мы ложились спать, а вставали без пятнадцати шесть.

Шли на зарядку и далее по распорядку дня.— Такие нагрузки были из-за того, что часть заказов отшивалась налево?— Да. Люди из администрации приносили нам ткань, говорили, сколько, чего и какого размера им нужно.

И забирали они все это сами, а не как обычно, когда мы отшитую продукцию отдавали на склад. На такие заказы нам тоже ставили максимально сжатые сроки.— Сколько вы прожили в таком графике?— Больше пяти лет.— У вас со здоровьем все в порядке?— В целом в принципе да.

Если не считать больших проблем с венами на ноге, которой я жала на педаль.

Я не могла ходить, но в санчасти говорили: «Да ты просто работать не хочешь, никакого тебе обезболивающего. Иди работай».Но были женщины, которые вообще не выдерживали. Была у нас женщина, которая тоже постоянно «жила» на этом производстве.

В итоге у нее случился инсульт, ее отнесли в санчасть, где сотрудники ее просто положили на кушетку и ушли куда-то на 20 минут. Только после этого начали осматривать ее, просить машину в больницу. Ее привезли туда, и в реанимации она умерла.До этого у нее все было нормально.

Просто наступил день, когда стало плохо, но ты не можешь никуда уйти с промзоны.

Ужасы женских бань

Цитата: Во-первых, в бане всегда есть свои котировки. Если у тебя нет вполне определенного набора всяких принадлежностей – ты не в теме.

Предложишь проветрить в парилке – могут легко сказать: «сначала шапочку надень, а потом нас учи». Если же у тебя, наоборот, слишком много всяких примочек – то на тебя смотрят с ухмылкой.

«Общака» там нет, так что всё, что ты можешь сделать для всеобщего блага – это не выёбываться.

Интересно, что сама телесность (худоба, полнота, строение тела) значения не имеет. Голое тело присутствует как бы по умолчанию, как нечто обязательное для пребывания там. Подобно приговору в тюрьме. Во-вторых, «масти» в женской бане, как и в тюрьме, назначаются самопроизвольно и очень связаны с возрастом.

Наиболее мужеподобные и взрослые женщины (обычно их несколько), берут на себя поддержание нужной температуры в парилке. Тем, кто помоложе, они часто указывают на количество листьев с однозначным намеком «подмели бы, раз сидите, женщины все-таки».

Те же немногие смельчаки, которые прыгают в ледяной бассейн (очень холодный) могут мгновенно получить право контролировать температуру:

«пусть-пусть поддаст, она знает толк, видела, как она в ледяной воде-то плещется?»

Интеллигентная дама одинока, она ходит в баню одна и без шапки. То есть даже вокруг себя не может построить «стену из друзей», но легко берётся судить об окружающих — начитавшись идиотских книжек «про тюрьму».

Основной источник знаний советского интеллигента — не жизнь, дурацкие книжонки.

Оказывается, «масти как и в тюрьме назначаются произвольно».

Отринем сразу незнание терминологии, ибо «масти» никакого отношения к ситуации в бане не имеют. Раз уж масти, отчего не указано, где банные пидоры? Где пидорский куток, где дырявые тазики?

Интеллигентной даме неведомо, что такое «произвольно» и что такое принципы организации иерархий в коллективах — у неё всё произвольно. Ей неизвестно, что такое авторитет и каким образом окружающие определяют наличие оного.

Неясно, как себя вести, чтобы вызвать уважение к себе. Непонятно, чем пятнадцатилетняя дурочка отличается от пожилой тётеньки — ведь для интеллигентного человека все равны. Ну, просто потому, что данная разновидность граждан не способна жить своим умом, а «мнения» и «понимания» черпает из дурацких книжонок.

Интеллектуалка, очевидно, никогда не слыхала, что, к примеру, среди ВУЗов тоже есть иерархия. Одно дело — университет в Перми, другое — в Питере, третье — в Москве, и уж совсем другое — Гарвард или Оксфорд. Понятно, что данная иерархия тоже создаётся произвольно, но вот поди ж ты.

Можно сходить на кладбище, там тоже всё произвольно: на центральной аллее залегли одни, а по углам распиханы совсем другие, так уж карта легла. Можно и в школу сходить, там тоже иерархии произвольные: вот этот — умница и отличник, а вот этот — двоечник и дурак.

Забредший в баню новичок, как правило, выступает с оригинальными предложениями: а давайте плеснём на камни пивка! Дурачку неведомо, что пиво на камни льют только в идиотских книжках, а в общественных банях этого делать нельзя. Ибо нынешнее пиво никакого отношения к «хлебному запаху» не имеет, а на раскалённых камнях просто горит, наполняя парилку дымом.

Люди заплатили деньги и пришли париться, а не участвовать в экспериментах случайно забредшего с улицы дурачка.

Правда, дурачок может умело подкинуть и когда в парилке никого нет, что никак не поменяет результата. Зачем ему думать о других? Он ведь знает, он в книгах читал.

А нет пива — дурак и «ягуара» нальёт.